Форумная ролевая игра "Pet Shop of Horrors"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кто же ты?

Сообщений 41 страница 60 из 75

41

Подозрительность тотетсу немного огорчала жизнерадостного и открытого феникса. Да и то, что он выдернул руку... Впрочем... Настороженность сменяется оскалом-улыбкой. А феникс старается хоть чуть-чуть держать себя в руках... Но...
- Приготовить я могу все. Кое-что пока только с рецептами, но большинство я помню.
- Да? Здорово! - Кикаэ восторженно захлопал в ладоши, в уме отметив, что на его вопрос не ответили. А заодно став вести себя поспокойней, чтобы и правда не раздражать Тетсу. Да и на кухне - устроился в уголочке, стараясь не отсвечивать и лишь внимательно следил за Тетсу. Глаза, нет-нет, но стреляли вокруг, высматривая интересное. Столько техники! Здорово. Но доставать тотетсу вопросами о том, что и для чего нужно - лучше не стоит. Да и так вроде бы понятно. Вон в том приборе - запекается, том еще что-то... Главное смотреть внимательно за Тетсу. Интерес к нему только возрастал. Жалко было, что тот столь подозрительно к нему относится... Но когда это ему мешало? Держа на лице беззаботную, наивную улыбку, парень удерживал свою неуемную натуру на месте, стараясь показать, каким он тихим и послушным может быть. Если постарается... Спокойным голосом перечислял пострадавшие блюда, сверкая любопытными глазами и принюхиваясь к запахам на кухне. Интересно, а Тетсу что-нибудь для феникса приготовит? Впрочем, ему было сейчас не очень это важно. Важнее был сам Тетсу.
Как жаль, что Тетсу так быстро обнаружил подарок! Кикаэ предпочел бы, чтобы это случилось как можно позже и, желательно, в его отсутствие...
- Нуу... - протянул, сцепив пальцы в замок и опустив голову, - Я заметил, что ты любишь украшения... А у меня их много... И я редко их ношу... Вот и решил сделать подарок... - чуточку смущенно протянул, - Я хочу с тобой дружить... И я люблю делать подарки как можно незаметней. Интересней это... - на лице феникса явно было написано расстройство на счет того, что тотетсу слишком рано обнаружил браслет. Нервно прикусил губу, а после - поднял зеленые глаза на парня.
- Тебе понравился он? - робко поинтересовался. А после - неожиданно улыбнулся, широко-широко
- Ты так меняешься на кухне! Здорово. Правда! - весело смотрит, щуря зеленые глаза.  - Жаль, я почти готовить не умею. Точнее - из современных ингредиентов не умею. И современное. Да и то умел не совсем я... - вздохнул, вспоминая прошлое. Откинул за спину прядь алых волос и беззаботно улыбнулся.
- У меня драгоценностей очень много. Но так я их ношу с другой одеждой, то ношу редко. А янтарь - ему тепло нужно, тела. Жалко камень. Поэтому не будет ли лучше подарить его тому, кто любит и ценит драгоценные камни? - улыбка слегка поменялась, став более мягкой, ранимой. Феникс поднялся на ноги, потягиваясь до кончиков пальцев, - Носить камни я предпочитаю с другим костюмом... Кстати, насколько я помню, ты меня в нем не видел - улыбка стала сияющей, - хочешь, покажу?
Хлопнул в ладоши, улыбаясь еще шире.
- И драгоценности могу. Если что-то понравится и не является моим любимым - отдам. Их у меня слишком много... Даже если увешаться спереди и сзади - все равно большая часть останется. А я феникс, а не дракон...
"Впрочем, на блестящее меня иногда тянет, словно сороку... Эх... Вот что значит - воспитание сладкоежки-ками!"
- И... Может я могу тебе чем-то помочь? - заинтересованное сверкание зеленых глаз. Впрочем, он выдерживает и вместо того, чтобы носиться по кухне, что-либо делая, парень вновь садится на стульчик, закидывая ногу на ногу и сцепляя пальцы. Чуть покачивает носком, но удерживает себя в руках - он обещал стараться не злить Тетсу. Впрочем, он и правда старается...
- Ты похож на этот браслет... - задумчиво - Ярость рубина в тебе сочетается с обманчивым блеском золота, коварство янтаря - с его же теплотой. Тебя бы причесать - и вышло бы прекрасное создание мифа, - задумчива улыбка, - Прекрасное - в плане внешнего вида. Эти рожки и улыбка... И взгляд, который может мгновенно загореться яростью... Или же стать спокойным и умиротворенным... - тонкие пальцы пропустили алые пряди длинных волос, зеленые глаза - странно смотря на Тетсу. Слишком взросло для беззаботного феникса.
- Уж поверь мне, не первую жизнь живу, - хмыкнул, вновь улыбаясь. Ну не мог он не улыбаться. Все эти слова, игры, кружение вокруг Тетсу - было забавным. Оно веселило скучающего феникса, - А злить тебя сейчас мне нет необходимости. В салочки на мою пернатую шкурку можно играть лишь когда нет угрозы уничтожить дом вспышкой гнева воды, - он задорно подмигнул тотетсу, - Для этого я тебя и пытался разозлить. Побегать, размяться... Ты бы заодно пар спустил. Но ты успокоился на кухне, а я и так побегал... Так что смысл? - чуть приподнял брови, смотря на Тетсу по-детски наивными изумрудными очами, - Я тебя не буду злить теперь до тех пор, пока самостоятельно не научишься гасить то, что зажег... - помолчал чуть-чуть, - И, лучше скажу сразу. Отлипну от тебя - тоже после этого. Ибо мне магазинчик нравится... А пока - будет у тебя феникс-огнетушитель, - звонко рассмеялся. Что может быть забавней, чем огонь в роли огнетушителя? Разве что поджигатель-русалка. Но таких самоубийц Кикаэ пока не встречал. Впрочем, он тоже первый в своем роде. Конечно, создавать огонь веселее, чем его же тушить, но... Тетсу надо ведь помочь? Надо. Так что - легкое пожатие плечами, наивный и детский взгляд снизу вверх - все-таки не зря он сел на стул, надо как-то скомпенсировать разницу в росте. Взгляд - маленького ребенка. На наивных детей не злятся и их не бьют. Так что... Жизнерадостная улыбка вновь появилась на лице.
- Еще минута - и вон в той плите блюдо начнет подгорать, - тыкнул пальцем в необходимый агрегат, невинно хлопая глазами. Впрочем, в подгорании - он не при чем. Просто надо не на фениксов отвлекаться, когда готовишь, а за едой следить. И временем. Ибо "птичка" поболтать любит. Один, казалось было, короткий вопрос - "Что это за браслет и зачем он нужен?" - а ответ - длинный... Да и то не весь. Впрочем, что еще сказать? Это просто украшение. Красивое. Не горящее, не плавящееся - слишком долго пробыло рядом с фениксом. И все. Так что невинно хлопает феникс глазами и улыбается.
- Тетсу, так что, давай дружить? - вновь задал вопрос Кикаэ, - К тому же, учить самоконтролю и управлению огню можно по разному... - легкая задумчивость в голосе. Нет, серьезно. Можно ведь просто сидеть и заниматься, заниматься, заниматься... А можно - подкалывать невезучего обладателя огненного дара, дразнить, злить, поджигать... И так до тех пор, пока не перестанет просто обращать на это внимание и спокойно гасить любые вспышки пламени. В случае, если Тетсу согласится - феникс вряд ли использует второй метод. А вот в ином случае... Кто знает, что придумает обиженный парень? Сейчас он всего лишь щурить глаза и улыбается, весело-весело, радуясь опять чему-то. Может, тому, что скоро будет много сладкого? Или что ему не скучно в интересной компании.
- К тому же, я подумал, что лишь тебя из всех обитателей магазинчика я знаю плохо. Ну, и лисичку. Правда, она новенькая... А ты тут уже два года... - легкое сожаление в голосе. Кикаэ жалел, что появился раньше Тетсу. Тогда тот лучше понял феникса... Он ведь не видел этого сейчас вполне в себе уверенного парня перепуганным мальчиком, испуганно цепляющимся за Ди... Это сейчас он смеется и веселится по любому поводу. И лишь чуть-чуть не любит людей. Ну, или не чуть-чуть... А с другой стороны, он сожалел, что раньше не попробовал подружиться с тотетсу...
- И не видел, сколько у меня драгоценностей есть! - внезапно закончил не так, как собирался и вновь улыбнулся. Пойдет или не пойдет смотреть? А если пойдет, то что скажет? Губы чуть подрагивали, он на мгновение зажмурился, представляя себе реакцию тотетсу и улыбнулся еще шире. Тому точно понравится коллекция Кикаэ! Главное, заманить его в комнату...

0

42

Да, драгоценности Тетсу любил, это феникс правильно заметил. И браслет, естественно, понравился. Вот только если бы он принадлежал ему самому, то фиг бы он его кому передарил. Или же… Нет, чтобы захотелось кому-то нечто такое презентовать причина для Тетсу должна была быть настолько грандиозной, что он даже слету не мог представить какой она должна была бы оказаться. Редко феникс их носит, видите ли… Ну и что? В общем, понять феникса в способности легко расстаться с подобной красотой тотетсу не мог.
Настаивает на том, что хочет подружиться с Тетсу… Интересно, неужели ему надо объяснять, что дружить с тотетсу опасно? А еще хуже, если тотетсу отвечает тем же желанием. В общем, тут почти как в любви… «Мэри-сан…» - вздохнул демоненок, не замечая, как вырезает из теста стилизованное сердечко. А когда заметил – рука дрогнула, рассекая его пополам. Разбитое сердце… Резко смяв то, что получилось, Тетсу пришлепнул этот комочек к еще нераскатаному тесту. Что тут поделаешь, если для большинства слова «так бы и съел тебя» остаются просто словами, то для тотетсу они могут оказаться реальным исходом каких бы то ни было отношений.
А Крис и Пон-тян… Пон-тян, уверенная в любви к ней ками, не боялась никогошеньки в магазине. Она прекрасно знала, что ее никто не тронет, и потому спокойно приставала ко всем. Да и Крис не знал страха, если честно. И не понятно было, то ли все дело в том, что дети по определению бесстрашны, то ли в том, что он просто не представлял, что с ним способен сделать хищник. А может быть и в том, что он просто не видел, каков на самом деле Тетсу и даже не понял, что его нужно бояться. И ни разу не видел, как Тетсу расправлялся со своими жертвами. Возможно, как раз из-за их бесстрашия Тетсу и подпустил обоих к себе поближе, а потом так и не понял, как стал им действительно доверять. Ну и что, что при этом время от времени пришлось подавлять порывы накинуться на них…
И как же больно стало от того, что Крис уехал… И не только для Тетсу.
- Понравился мне браслет, понравился, - буркнул демон несколько оробевшему фениксу, продолжая вырезать из теста ажурные фигурки, которые после запекания должны были стать наполниться кремом и стать очередными пирожными.
Жалеет, что готовить он не умеет… Только конкурента тут не хватало!!!
Тктсу принюхался, оценивая по запахам, не нужно ли где притушить огонь, но пока ничего подозрительного не заметил – правильный запах готовящихся сладостей.
А Кикаэ тем временем начал расхваливать сам браслет и хвастать те, что у него много драгоценностей. А так же заявил, что может отдать, если вдруг что понравится. Ну вот как это можно – отдать?! Нет, не понятно…
Ажурные корзинки заняли очередную печку, а Тетсу рассеяно оглянулся по сторонам и взялся за приготовление кремов и пропиток. Уж они, разнообразные, нужны были для большинства сладостей.
- Ты похож на этот браслет... - задумчиво - Ярость рубина в тебе сочетается с обманчивым блеском золота, коварство янтаря - с его же теплотой. Тебя бы причесать - и вышло бы прекрасное создание мифа. Прекрасное - в плане внешнего вида. Эти рожки и улыбка... И взгляд, который может мгновенно загореться яростью... Или же стать спокойным и умиротворенным...
После этих слов Тетсу чуть не рухнул. Это кто тут прекрасный?! «Кикаэ, ты что, совсем спятил?! А вроде бы и по голове тебя не били. По крайней мере не я». Озадаченно посмотрев на ненормального феникса, хоть и предложившего помощь, но, хвала всему, что есть на свете волшебное, не рвущегося сразу же ее оказывать, Тетсу молча отвел взгляд, уставившись на взбиваемую белковую массу.
- А злить тебя сейчас мне нет необходимости. В салочки на мою пернатую шкурку можно играть лишь когда нет угрозы уничтожить дом вспышкой гнева, - он задорно подмигнул тотетсу. - Для этого я тебя и пытался разозлить. Побегать, размяться... Ты бы заодно пар спустил. Но ты успокоился на кухне, а я и так побегал... Так что смысл? - чуть приподнял брови, смотря на Тетсу по-детски наивными изумрудными очами, - Я тебя не буду злить теперь до тех пор, пока самостоятельно не научишься гасить то, что зажег... - помолчал чуть-чуть. - И, лучше скажу сразу. Отлипну от тебя - тоже после этого. Ибо мне магазинчик нравится... А пока - будет у тебя феникс-огнетушитель, - феникс звонко рассмеялся.
А вот после этого Тетсу серьезно задумался о том, кого начинать молить о спасении. Люди в случае чего-то, что способно повергнуть их в ужас, знаками призывают богов – крестятся, обереги или рисуют, или хватают, в храмы кидаются… А что должен делать тотетсу?! За что ему такая напасть в лице Кикаэ лет на пять-десять? Его же не поймаешь, осторожный шельма, подставляться не станет, да и постарается с тотетсу в небольшие комнатки не попадать. А если и поймаешь, то кто сказал, что прибить удастся? И эти годы-то в самом лучшем случае, раньше не получится самостоятельно с огнем управиться, пусть он и раньше чем надо выплеснулся. Просто потому не управится, что не сформировались еще системы его контроля. Два года – это ж даже не отрочество для вольного тотетсу, и что с того, на сколько он выглядит? Тотетсу рано способны постоять за себя. Да и от матери лучше уйти как можно раньше, пока материнская любовь на стала уж слишком… обременительной. А то ведь взрослая самка вполне способна в порыве страстной привязанности и откусить от ребеночка чего-нибудь особенно нужного для жизни. И потому как только юный тотетсу становится способен защититься физически, он покидает мамашу и быстро-быстро сматывается (чтобы не догнала) или прячется (чтоб не нашла). Огонь может проявиться только после того, как окончательно исчезнет риск повторной встречи с заботливой мамочкой. А для этого нужно, чтобы она хотя бы немного подзабыла о беглом дитенке. На память же тотетсу не жалуются. И если слишком рано вспыхнет демоненыш, то он рискует попасть в обожающие объятья пасти мамаши.
Ну, Тетсу этим не рисковал – как-никак матери как таковой у него не было, но зная, просто помня на уровне инстинктов, понимал, что огонь ранний. Надеяться, на раннее же формирование систем контроля он не мог. Зато можно будет заняться поиском амулетов, которые или сдержат огонь, или позволят ему контролировать вспышки.
- Еще минута - и вон в той плите блюдо начнет подгорать, - сообщил Кикаэ.
Тетсу кивком поблагодарил феникса, хотя по его мнению там еще немного постоять должно, а сам вытащил из одной из духовок коржи. Теперь они должны остыть, ну а теперь и за указанное блюдо браться пора.
- Тетсу, так что, давай дружить? - вновь задал вопрос Кикаэ, - К тому же, учить самоконтролю и управлению огню можно по разному...
– Дружба… она сама растет. Иногда даже тогда, когда ее не ждешь, - рычаще отозвался Тетсу, вытаскивая из холодильника кувшин с патокой, несколько тарелок с засахаренными и свежими фруктами, а потом снова берясь за очередной крем. Из очередного шкафа появляются разнообразные орехи, а потом Тетсу снова берется за очередной крем.… И вот уже коржи чередуются друг с другом, и на самом верхнем расцветает белоснежная сладкая шапка, раскрашенная фруктово-ореховым ассорти, а сам демоненыш уже колдует над украшательством иного блюда.
- К тому же, я подумал, что лишь тебя из всех обитателей магазинчика я знаю плохо. Ну, и лисичку. Правда, она новенькая... А ты тут уже два года... И не видел, сколько у меня драгоценностей есть!
«Не надо меня знать хорошо! Еще чего не хватало!» – с внезапным испугом заметались мысли. Уж слишком это близкая угроза… Все, что должны знать о тотетсу окружающие – зол, необщителен и агрессивен. И время от времени способный ляпнуть что-то… весьма обидное, но честное. Больше ничего.
- Кикаэ, ты же хотел помочь? Это можно уже занести туда, в комнату, - как вовремя закончена работа над частью блюд. А пока феникс будет заносить одно – подоспеет другое. Хотелось бы конечно посмотреть на драгоценности феникса, любопытно, что он там накопил, но, если вспомнить некоторые взгляды феникса, в которых нет-нет, да мелькнет эдакий исследовательский огонек, то сразу становится понятно, что от него желательно бы держаться подальше. На всякий случай.
В общем, Тетсу с энтузиазмом взвалил на добровольного помощника функцию транспортировки сладостей с кухни. Даже не смотря на то, что сам Кикаэ тоже сладкоежка, а в магазине околачивается еще один, который копия ками Ди и называет себя его дедушкой. Ну, в общем, все же риск оправдан. Хотя ками, конечно, заметит, что сладости не совсем те, украшены не совсем так… Но есть шанс, что разбираться, что тут произошло, он не станет. Особенно, если в комнате уже успешно развесили все вымытое.
Стоило только последней порции перекочевать с места приготовления на место будущего поедание, а переносчику сладкого вернуться обратно на кухню, Тетсу водрузил перед ним средних размеров торт с начинкой из мороженного.
- То, что с меня ты требовал, - криво усмехнувшись, хмыкнул он, припомнив «С тебя тортик, Тется!»
А сам в это время уже начал тревожиться. Лиса же говорила, когда в ванну ввалилась, что граф с кем-то беседовал. Но не столько же!!! О чем можно говорить несколько часов, позабыв об оставленных в магазине сладостях? И неужели он до их пор на улице стоит? Или на него напали? Кто-то слишком сильный или очень хитрый, с кем ками справиться не сумел? Но почему никого не позвал? Он же был близко, ведь так? Стоило бы позвать – и его услышали бы, пришли на помощь. Что же случилось? Или же он просто решил по городу прогуляться? Просто так захотелось?
Тревога отразилась в глазах, застучала в сердце.
- А ками до сих пор нет, - потеряно сказал он.
Наверное, пора его искать…

Отредактировано Tetsu (2010-06-16 23:49:33)

0

43

Феникс - птица внимательная. Разбитое сердце и тихий вздох тотетсу парень приметил, и лишь чуть сильнее сощурил глаза, продолжая беззаботно болтать. Грустные нотки в глубине глаз были тоже отмечены и отложены на дальнюю полочку, анализировать и делать выводы будет потом, в более спокойной обстановке, когда не надо быть готовым в любой момент поставить щит - на всякий случай. Мало ли, что Тетсе в голову взбредет? Опасный... Но столь интересный! И не скучный.
- Понравился мне браслет, понравился, - буркнул демон несколько оробевшему фениксу, продолжая вырезать из теста ажурные фигурки, которые после запекания должны были стать наполниться кремом и стать очередными пирожными.
Кикае от счастья вновь захлопал в ладоши, весело улыбаясь. На то, что тотетсу чуть не упал от его слов - лишь весело фыркнул. Феникс принципиально воздерживался большую часть времени от лжи - и этот раз не был исключением.
- А что, разве нет? Рожки прелестные. Зубки... Тоже. Опасностью разит за километр... Грациозность хищника-подростка... Няя... - мечтательно закатил глаза феникс, улыбаясь. А после - перевел взгляд на тотетсу, распахивая глаза, - Неужели ты не считаешь себя симпатичным? Быть такого не может! Не любовь к самому себе приводит к печальным последствиям... - нравоучительно заметил Кикаэ, вновь устремляя взгляд в потолок. Но это не мешало ему заметить то, что тотетсу явно немного испугался его заявления. Взгляд его на мгновение изменился - и это было заметно. Феникс тихо фыркнул. Как-то не привык он, что кто-то его боится. Да и зачем бояться мирного феникса? Особенно такому хищнику... Легкая насмешка мелькнула во взоре. Тетсу ведь даже его младше. А это о чем-то да говорит. Впрочем...
– Дружба… она сама растет. Иногда даже тогда, когда ее не ждешь, - рычаще отозвался Тетсу, вытаскивая из холодильника кувшин с патокой, несколько тарелок с засахаренными и свежими фруктами, а потом снова берясь за очередной крем. Из очередного шкафа появляются разнообразные орехи, а потом Тетсу снова берется за очередной крем.… И вот уже коржи чередуются друг с другом, и на самом верхнем расцветает белоснежная сладкая шапка, раскрашенная фруктово-ореховым ассорти, а сам демоненыш уже колдует над украшательством иного блюда.
Кикаэ завороженно смотрел на пирожные, облизываясь и сверкая изумрудными очами. Слова тотетсу были благополучно пропущены мимо ушей. Или? Нет.
- Чтобы что-то выросло, надо это что-то посадить, удобрить и полить. А после - внимательно следить, - тихо пробурчал под нос, не сводя взгляда от священнодействия - приготовления сладкого. Взгляд наполнился мечтательностью и желанием что-нибудь стащить, когда Тется отвернется. Впрочем... Феникс, кто бы что не думал, а держать в руках себя умеет. Временами по крайней мере.
- Кикаэ, ты же хотел помочь? Это можно уже занести туда, в комнату, - как вовремя закончена работа над частью блюд. Кикаэ ловко подхватил поднос, взвалил на него все готовое, и, балансируя им в одной руке, умчался. Влетел в пустую гостиную, быстро расставляя все готовое на столе и на минуту завис, созерцая эту красоту и сглатывая накопившуюся слюну. Выглядело все очень вкусно... Со вздохом окружив стол непроницаемой стеной - от всяких мимохожих сладкоежек и разрушителей, убежал обратно, за остальными сладостями. А после - все повторилось. Завис на минуту, созерцая и пытаясь удержаться от желания что-нибудь стащить. Вздохнул, поставил щит и удрал. И снова, и снова, пока все не принес. Тогда в гостиной остановился уже на больше, чем на минуту, печально созерцая особо красивое пирожное... Впрочем, помня о том, что ему обещан торт, пошел обратно, напевая под нос какую-то песенку.
- То, что с меня ты требовал, - криво усмехнувшись, хмыкнул Тетсу, водрузил перед ним средних размеров торт с начинкой из мороженного. Кикаэ улыбнулся счастливой улыбкой. Сладкое он любил. Впрочем, тотетсу чуточку не угадал. Мороженное феникс ел редко, все-таки - огненное создание, холод особо не любит. Но против сладкого парень никогда не возражал, особенно, когда ему сразу же столько всего вкусного. Поднял сверкающие глаза на тотетсу, смотря на него столь обожающе... Наверное, тому пора удирать от феникса, если любит свою шкуру. Могут и придушить от счастья. Правда вместо этого феникс взял в руку ложечку и отправил кусочек в рот, дегустируя. Но тут он заметил тревогу в глазах. Вытащил ложку, вздохнул, кладя ее на стол и поднимаясь рядом с тотетсу во весь рост. Наверное, сейчас было хорошо, что он выше его...
- Не беспокойся, Тетсу. С Ди все в порядке... - Кикаэ легко взъерошил волосы тотетсу, а после - обнял, будто закрывая теплыми крыльями от мира, тихо говоря, - Он пошел прогуляться до пациента и обратно. Правда, у пациента он задержится... Как мне кажется. Или уже задержался. Так что выше нос, тотетсу, а то испачкаю его в креме! - весело рассмеялся, отлипая и вновь садясь за тортик. Довольно зажмурил глаза, беззаботно улыбаясь тотетсу. Он не боялся его - даже чуть-чуть. Не видел смысла. Но настороже был. Быть покусанным не очень хотелось. Хотя...
"Нет, вряд ли Тетсу начнет всерьез размышлять приготовить что-нибудь из меня. Ведь... Ведь..." - феникс задумался, подбирая аргументы к гипотезе о том, что тотетсу его есть не будет. Правда, все они казались слабыми. Потому что тотесу хороший? А разве эти два слова совместимы? Или потому что Кикаэ невкусный? А разве феникс знает, какой он на вкус? Или тотетсу знает, что фениксы невкусные? М-да... Задачка не простая. Кикиэ замер с ложкой во рту, смотря в одну точку и пытаясь придумать, почему именно его Тетсу не будет есть. "Потому что я понравлюсь Тетсу? Но это в будущем и если постараюсь. А сейчас? Задачка..." - тихо вздохнул, продолжая есть торт. Только глаза стали немного менее веселыми.
- Кстати... Так хочешь посмотреть на мою коллекцию? - не поворачивая головы повторил вопрос. Ему правда было интересно, что скажет Тетсу об ней. Коллекция ведь большая, да только большей частью он ее не надевал. Ни разу. Просто не было желание. Да и куда? Одеть свой нарядный костюм... Для кого?
А сейчас жутко захотелось одеть его, показать, что он может не только нахальным, милым и беззаботным, но и красивым и спокойно-серьезным. Отправив в рот последний кусочек торта, жутко удивился. За всеми этими размышлениями даже не заметил, как доел лакомство. Впрочем, такое с ним иногда бывает... Хорошо хоть редко.
- Спасибо, было очень вкусно. А теперь... Пойдем смотреть? А Софу с лисичкой пока достирают, - он весело улыбнулся, - к тому же, думаю, тебе это будет интересно... - улыбка стала чуточку пакостливой. А после - вновь безмятежный и наивный взгляд ребенка. И, главное - снизу вверх. Он до сих пор сидел, не собираясь вставать. Смотреть на всех снизу вниз... Не-е, это он не особо это любил. Не было бы такого сокрушительного впечатления о невинности и наивности обладателя редких для его вида изумрудных глаз. Откинул лезущую в глаза красную прядь за спину и снова улыбнулся. Ну не мог он с кислой рожей смотреть на Тетсу... Тот иногда выглядел таким забавным! И правда - красивым.

Отредактировано Kikae (2010-06-25 23:33:42)

0

44

Холодный мокрый нос  ткнулся в небольшое отверстие в стене. Именно оно пару дней назад стало его десятым,  и именно его этот шумный дух пробил, когда хотел попасть в окно. Такие дырки попадались в самых неожиданных местах, чаще всего незаметных и вот только эта была прямо в середине стены. Особой расправы над собой волк не боялся, просто не хотел выслушивать  оханья или аханья на счет очередного побега из своего «дома». Сбегал он несколько раз в неделю, хотя было бы куда лучше просто выпускать его поиграть, как он сам называл свои действия. Жить ему все равно было негде, так что всегда возвращался. Порой что-то сродни зову весны звало его из комнат, только не размножаться, а соединять. Совсем недавно познакомился с двумя премилыми близнецами. И совсем недавно свел их на путь так называемой влюбленности  друг  в друга, своей вины не видел, сам когда-то таким баловался. А вообще вел странный образ жизни. Во всяком случае, в комнату к нему, да и наедине с ним вообще мало кто оставался, что всегда было непонятно и немного досадно самому Рикки. И не плохой он вовсе, кто сказал?
Нечто большое, худое, черное с  длинной шерстью и очень яркими глазами медленно шло по коридору.  Опустив голову, волк бездумным взглядом созерцал свои лапы, наверное, его никогда и никто не приводил в порядок, не расчесывал, не поливал водой, да и вообще не мыл. Вид у него был даже не неухоженный, а просто страшный. К такому близко подойти боишься, не то что дотронуться. Единственное, что всегда и всех привлекало в этом звере – глаза. Яркие, голубые, но было в них что-то резкое,  предательское.  Еще хранит память тот случай, когда перед ним сел ребенок и долго-долго смотрел в глаза, а спустя пару минут черная шерсть впервые в жизни узнала, что это за чувство, когда тебя гладят.  Волк остановился у окна, внимательно вгляделся в небо, будто бы хотел найти самое маленькое и, несомненно, самое красивое облако. Несколько минут он просидел тихо и спокойно, затаив дыхание, пока в его глазах отражались  светлые и такие легкие облака. Утро было замечательным. В голову стали закрадываться мысли о том, а не использовать уже сделанную дырку еще раз и не улететь, куда глаза глядят.  Ведь это так приятно, просто летать, быстро, соревноваться с ветром, пролетать мимо людей, легонько задевать их, срывать с них цепочки и наблюдать потом, как они ругаются со случайным прохожим, которого так неосторожно и ошибочно обозвали вором. Ему было смешно в такой момент, а цепочки выбрасывал, пусть кто-то подберет и будет счастлив. Особой любовью к такого роду украшениям никогда не испытывал. Мысли молодого волка прервали доносившиеся из-за стены голоса. Где-то в глубине души волка усмехнулась истинная натура Рикки Микки. Острые когти впились в светлую ткань длинных штор, потянув на себя, прошло еще совсем немного времени  и оборванные шторы упали на волка длинным прозрачным одеялом. Оторвав от них средних размеров кусок, волк прилег, первые минуты могло показаться, что он уснул или пребывает в неком состоянии между сном и явью: глаза были полуоткрыты, но взгляд  стал каким-то стеклянным, тело же больше напоминало чучело волка или хорошо сделанную игрушку. Глаза стали желтеть, лапы удлиняться, хвост и уши становились светлее, тело  приобретало человеческие черты…  Пару раз согнув и разогнув руку, Рикки Микки улыбнулся. Процесс превращения ему всегда нравился, после него он чувствовал себя как после двадцати часов сна или теплой ванны, обновление и новые силы переполняли это тело, что не могло не радовать. Юноша сделал шаг вперед, как вспомнил, что в таком виде, как он сейчас ходить по дому, где много всякой впечатлительной живности, да и вообще много кого, нельзя. Нулевая одежда была сейчас на нем, что его, конечно же, никогда не смущало, будь его воля только так и ходил бы, да вот нельзя. Наклонившись, ину подобрал оторванный кусок штор и завязал его на бедрах, сделав аналог полотенца после душа, хотя и редко им пользовался. Улыбнувшись, такому легкому решению проблемы и устроенному после себя небольшому бардаку, Ри подошел поближе к двери. Прислушался. Услышав премилое «воркование» одного из собеседников, дух дождей усмехнулся, про себя решив, что данный голос, несомненно, принадлежит какой-нибудь птичке с мечтающими глазами. Сделав шаг вперед, он улыбнулся.
-Доброго утра, молодые люди – легким жестом руки снимая невидимую шляпу, поздоровался он – позволите составить вам компанию? – с легкой усмешкой в уголке рта, спросил он, будто бы в любом случае не принимал ответа «нет», хотя мало ли.

0

45

- А что, разве нет? Рожки прелестные. Зубки... Тоже. Опасностью разит за километр... Грациозность хищника-подростка... Няя... - мечтательно закатил глаза феникс, улыбаясь. А после - перевел взгляд на тотетсу, распахивая глаза, - Неужели ты не считаешь себя симпатичным? Быть такого не может! Не любовь к самому себе приводит к печальным последствиям...
- Я себя люблю, - хмыкнул Тетсу. – Но при этом и отношусь к себе достаточно критично. Грациозный и опасный – еще не означает симпатичности. Экзотичность, это да. Вот только правильные черты лица да хорошее телосложение не гарантируют привлекательности для партнеров. Все перебивает опасность. Вот скажи, тебе бы понравилось, что твоя возлюбленная, стоит ей только чуть увлечься и отпустить вожжи контроля, способна легко убить тебя? Ни за что не поверю в это. Вот только я же тоже не знал о чем-то подобном… Да что тут говорить, дурная тема! А следить и удобрять за дружбой… Извини, Кикаэ, тут следить придется не только за дружбой, но и за одним из предполагаемых друзей. Чтобы он не слопал второго претендента, - с мрачным юмором сообщил Тетсу на слова феникса о дружбе.
Торт с мороженным Кикаэ все-таки ел.
Блин, взгляд феникса, перед которым оказался этот торт, опять же нервировал. Тогда – изучающий. Теперь - уже обожающий. «Как бы меня самого сейчас в порыве радости не съели… Смешно!» Сам Тетсу уже после того, как подсунул фениксу этот торт, додумался до подсознательного ожидания, что порождение пламени все-таки откажется от чего-то замороженного. Но нет же, похоже, сладкоежка – это диагноз, потому что, кажется, феникс был готов умять все предложенное, главное, чтобы оно было сладким.
- Не беспокойся, Тетсу. С Ди все в порядке... - Кикаэ легко взъерошил волосы тотетсу, а после - обнял, будто закрывая теплыми крыльями от мира, тихо говоря, - Он пошел прогуляться до пациента и обратно. Правда, у пациента он задержится... Как мне кажется. Или уже задержался. Так что выше нос, тотетсу, а то испачкаю его в креме!
То, что феникс пытался успокоить разнервничавшегося демоненка, было понятно. Тетсу даже не стал уворачиваться от прикосновений, хотя такая близость предположительно опасного существа заставляла нервничать и всеми инстинктами требовала уничтожить подобного наглеца. Но... как ни крути, все же лучше принять от него попытку успокоить, чем рисковать снова воспламениться.
Ну, если Ди позвали к какому-то зверю, то это нормально. Там ками может застрять очень надолго. Он уже застрял. Поверить ли фениксу? Лису же не спросишь, для подтверждения, с кем Ди общался, она вообще вроде бы знать никого тут не знает, сама приперлась, без приглашения. Да и сейчас находится где-то в магазине, наверное, неподалеку от Кью-чана… Который предположительно ками. А с ним встречаться не хочется.
В креме нос испачкает, вот это стррррраааашная угроза, смех один.
А в общем, нужно надеяться на то, что феникс прав. Потому что не всегда даже сам ками успеет справиться с похитителями или сможет позвать на помощь. Было же, похитить пару раз сумели. В первый раз одурманив, во второй – под дулом пистолета и при угрозе Крису.
Тетсу рассеяно потер место, куда вошла пуля той ненормальной. Да, непробиваемой шкуры очень не хватает...
Сам же феникс тоже что-то замолк, над чем-то призадумался. А Тетсу в очередной раз начал обдумывать стоит или нет поверить фениксу о том, что с Ди все в порядке или же все-таки надобно бежать на выручку. Притом не зная куда!
Торт был не маленький, но феникс уже его доедал. И как это в него столько лезет?! «Цыц, рассуждатель! Сам сколько лопаешь, а? Вот и нечего удивляться тому, что способны съесть другие».
Да, для сладкоежки явно важнее всего сладкое. И количество совсем не важно.
Но хотелось бы, чтоб поскорее вернулся иной сладкоежка. Ками. Где бы  и с кем бы он ни был… Что называется: верните ками в родной магазин, его тут ждут некие зубастые и рогатые существа! Ладно, существо, в одном экземпляре. Хотя остальные вроде бы тоже должны ждать.
«Так что, верим фениксу? Верим. И считаем, что Кикаэ действительно наблюдает за ним». Потому что иначе надо уже давно срываться и бежать искать ками, потому что теперь некому из людей его искать, он еще не привадил к магазину никого даже любопытствующего, только несколько покупателей заглядывали, как-никак совсем недавно сюда явились. В общем, если что случится, искать его нужно будет только обитателям магазина. Верхняя губа приподнялась, обнажая зубы в плотоядном оскале. «Порррву осмелившихся! Ни клочка целого не останется!!! О чем я вообще думаю?! Кикаэ же сказал, что следит за тем, чтобы с графом Ди было все в порядке!»
- Кстати... Так хочешь посмотреть на мою коллекцию? – феникс не отставал. - Спасибо, было очень вкусно. А теперь... Пойдем смотреть? А Софу с лисичкой пока достирают, - он весело улыбнулся, - к тому же, думаю, тебе это будет интересно...
Наивное выражение очей, невинная мордаха... Умеет же себя этот феникс показать безопасной персоной.Типа не он совсем недавно бросал на тотетсу изучающе-препарирующие взгляды. «Ну-ну, только и осталось сделать вид, что поверил», - хмыкнул про себя Тетсу. А тут еще как раз всплыла в памяти одна из жертв Вонга, медик по образованию, исследователь по призванию. Она, когда еще просто числилась его девушкой, точно так же смотрела на окружающий ее мир, и стоило только кому-то или чему-то заинтересовать ее, как оставалось или сбегать, или же оказаться препарированным и разложенным по полочкам знания, будь ты человек (тогда препарирование было метафорическим), или же нечто иное. В общем, если бы не ее страсть к познанию, она вполне могла бы остаться живой. Вонгу она действительно нравилась. Но к ее собственному несчастью, ее заинтересовал внутренний мир Вонга. «Уж слишком у тебя взгляды специфические иногда проскальзывают, как и у нее. Типа «дайте мне скальпель, и я посмотрю, что у вас внутри». Видел-знаю! А я себя люблю в неразобранном состоянии».
Оперевшись о стол, демоненыш рассеяно уставился на пол. Ему очень хотелось посмотреть на драгоценности феникса, вот только уж слишком настойчиво его заманивают. Ой как бы ни было это бесплатным сыром в мышеловке… «Тотетсуловке», - сразу же ехидно прокомментировал он  собственные мысли и улыбнулся.
Нет, вот как бы умудриться и на предложенное полюбоваться, и избежать возможных ловушек от Кикаэ? Кто бы подсказал...
Скачут мысли, скачут желания… От тревоги за ками к заинтересованности предложением Кикаэ. От размышлений о том, что задумал феникс к памяти о прошлом и воплям инстинкта. От размышлений что делать, до желаний добраться до того, что нужно. Хоть разорвись тут!
Ну и фиг с ним! «Хоть Кикаэ и попытается докопаться, но кто сказал, что ему это удастся. Зато отвлекусь!»
- Веди, - наконец согласился Тетсу.
И тут на кухню вошел ину.
- Доброго утра, молодые люди – легким жестом руки снимая невидимую шляпу, поздоровался он. – Позволите составить вам компанию?
- Заходи, - все равно же уже приперся. Тетсу глянул на очередного визитера. Интересно, он специально дожидался завершения работы над устроенным кавардаком или так просто совпало?

0

46

- Я себя люблю, - хмыкнул Тетсу. – Но при этом и отношусь к себе достаточно критично. Грациозный и опасный – еще не означает симпатичности. Экзотичность, это да. Вот только правильные черты лица да хорошее телосложение не гарантируют привлекательности для партнеров. Все перебивает опасность. Вот скажи, тебе бы понравилось, что твоя возлюбленная, стоит ей только чуть увлечься и отпустить вожжи контроля, способна легко убить тебя? Ни за что не поверю в это. Вот только я же тоже не знал о чем-то подобном… Да что тут говорить, дурная тема! А следить и удобрять за дружбой… Извини, Кикаэ, тут следить придется не только за дружбой, но и за одним из предполагаемых друзей. Чтобы он не слопал второго претендента, - с мрачным юмором сообщил Тетсу на слова феникса о дружбе.
Кикаэ лишь хмыкнул. Поднял на тотетсу зеленые глаза
- Испугал искру огнем, - в изумрудных глазах веселье, - Мне бы понравилось. Чувство опасности добавляет перчинку, огня отношениям... Да и чтобы меня слопать, надо сначала поймать. А, как мне кажется, это будет сделать не так уж и просто. Ведь летать тотетсу пока не научились... К тому же, если меня убить - я все равно воскресну... - равнодушно пожал плечами, - Рассыплюсь в момент смерти пеплом, чтобы возродиться вновь. Как бывало уже не раз, и не два... Так что не боюсь. Так даже интересней, - широкая улыбка сменила равнодушный взгляд. И не понять, ему правда было плевать, что его могут убить или же это он просто хочет так выглядеть? Строит же наивные глаза, так почему не выгнать из них все эмоции по поводу смерти? Хотя... Феникс и правда мог не бояться ее. Столько раз умирал, но утащить пламенную птицу в чертоги тьмы невозможно. Он всегда воскресал...
- Если от меня откусить кусок - будет больно. Мне. Если слишком большой кусок, я, конечно, могу и умереть... Но вот поверь мне - прошлая жизнь очень хорошо научила следить, кто и на сколько рядом, где его зубы, когти, руки, пистолеты... - вновь беззаботно-наивная улыбка. Почему не улыбнуться, ведь следить за всем - может быть довольно-таки забавно. Особенно если ты - феникс.
- Тетсу... - на миг большие глаза распахнулись еще шире, вбирая в себя все вокруг, - Ты... Меня боишься? - в голосе сверкнул всеми гранями смех. И лишь после парень рассмеялся. Мысль о том, что тотесу, грозный и стра-а-ашный хищник испугался феникса-недоростка смешила до слез. Нет, ну серьезно. Что может сделать феникс Тетсу? Замучить своим присутствием? Вопросами? Устроит сквозняк, чтобы спину ему продуло? Нет, можно, конечно, и смерч устроить, но тогда от магазинчика мало что останется... А на это Кикаэ не согласен. Как все-таки, почему Тетсу его бояться?
- Кто из нас двоих - грозных хищник, гроза детективов и обитателей магазинчика? Я что ли? - смеющиеся зеленые глаза, - Нашел кого бояться. Я тебя не съем, даже не понадкусываю. И внутренности твои мне не интересны, - сморщил нос. В буквальном смысле - не интересны. А вот в психологическом, разобрать эту интересную личность по полочкам... Кто же ты на самом деле, Тетсу? Какой же ты?
- Напугали огонь бензином... То же мне, придумал... - кажется, феникс даже немного обиделся, когда приступ смеха перегорел. По крайней мере вид у него стал слегка надутый. И на тотесту демонстративно не обращали внимания, разглядывая опустевшую тарелку.
Даже на согласие все-таки пойти к нему в гости Кикаэ не отреагировал. Лишь повернул голову к двери, почувствовав приход гостей. И верно...
-Доброго утра, молодые люди – легким жестом руки снимая невидимую шляпу, поздоровался ину – позволите составить вам компанию? – с легкой усмешкой в уголке рта, спросил он, будто бы в любом случае не принимал ответа «нет», хотя мало ли.
- Во-первых, здесь людей нет... - тихий голос фениса был непривычно холодным, а от изумрудных глаз веяло настороженностью, - Обращение "молодые люди" из-за этого не слишком корректно. В случае моей нелюбви к данному племени и гастрономических склонностей Тетсу - это и вовсе звучит не слишком приятно. Во-вторых, мы отсюда все равно уходим, так что можешь здесь находиться сколько угодно, дух дождя..., - ну не любил феникс воду, не любил, что поделаешь! Огненная натура, если мороженное он еще ел, потому что вкусно, то вода вызывала у него два желания. Или испарить ее к чертям собачьим - а ведь правда, собачьим... ладно, волчьим, - или смотаться куда подальше. Мокрые перья - это не слишком приятно. Встал, чуть ли не в первые чувствуя, как это быть ниже кого-то, но отвернулся от духа дождя, вызывающего врожденную антипатию. Дух дождя... Это вода в слишком большой степени, чтобы суметь быть милым и улыбчивым. Феникс не любил воду. И мимика его ясно показывала одно желание - смотаться от потенциально опасного типа куда подальше. Скажем, к себе в комнату. Там сухо и нет почти голых посторонних!
- Тется, пойдем? - ради такого можно и прекратить дуться на тотетсу и попытаться поскорее убежать отсюда. Вода - это такая мерзость! Мокрая, противная... Как некоторые могут всю жизнь проводить в ней - феникс не понимал. Но вот то, что от духа дождя, которому, скорей всего, нечем заняться, надо драпать - это было ясно точно. Рикки обладал странным характером и знакомиться поближе... Нет, если бы не было природной антипатии к противоположной стихии - то можно было бы. Даже интересно. Но пока неприязнь перебивала все. И Кикаэ не делал даже попыток разобраться к этом духе. С морскими созданиями и то проще! Они не являются воплощением воды и очень просто забыть, что они к ней относятся. Так что общаться можно. Но вот тот, кто водой является в какой-то степени... Судя по глазам - феникс явно пытался придумать, как выбраться из кухне, когда незваный гость стоит в дверях и мешает? Привычно чуть наклонил голову к плечу, нервно кусая нижнюю губу.
"Тетсу, фас? Глупая мысль. Тетсу - не собака, да и это вряд ли что-то особо серьезное будет. Такие планы рушатся! Да и присутствие Рикки нервирует... Блин, как же невовремя! Тетсу, ну, сделай с ним что-нибудь, а то поджигать окрестности буду уже я!" - с такими мыслями послал умоляющий взгляд на тотетсу, будто прося сделать что-нибудь с этим невовремя появившимся мешающим фактором. Съесть, к примеру. Или прогнать. Или еще что-нибудь, лишь бы тот исчез!
- Пожалуйста... - вновь холод в голосе и обычно теплых изумрудных глазах, - Уйди с дороги. Я хотел бы пойти к себе, а ты стоишь на моем пути... - невольно вплелась в голос угроза и до жути захотелось что-нибудь поджечь. Скажем - тряпочку на Рикке. С трудом удержал себя в руках, понимая, что психующий феникс - это явно не то, что хотят видеть окружающие. И сколько после этого будет разрушений. Лучше быстренько перебраться к себе в комнату, там, хотя бы, почти все не может сгореть. И огнеопасного тотетсу держать удобно, и нервного феникса...
Только вот как добраться до своей комнаты, когда этот замер на пути!?

0

47

-Корректно…не корректно – выражение лица ину было неподдельно удивленное, будто бы он впервые в жизни слышал нечто подобное, хотя на самом деле прекрасно понимал,  о чем речь идет – неужели ты думаешь, что лучше людей. 
Белые ушки медленно опустились, взгляд потускнел. Не то, что он ждал и не в таком количестве. Особой радости от своего появления он, конечно, не ожидал, но и такой негативной реакции тоже. Два  молодых теперь уже нелюдя создавали впечатление двух загнанных зверей в одну грязную клетку, таких, которые уже смирились со своим положением и теперь им не очень хочется видеть вообще кого-то. И хотя Ри понимал, что вероятно только к нему была такая реакция, стойкое убеждение не покидало эту голову.
«Первый вероятно пофигист, ну или уже сил нет на бурную реакцию. А вот второй…вероятно просто противоположной мне стихии. Как это глупо и как это часто. Убеждения, убеждения. Сам же говоришь, что не человек, а убеждения явно как у людей. Только они могут сковывать себя рамками себеподобных. Но кто же он?» - дух наклонил голову к плечу, внимательно наблюдая за движениями рыжего парня.
В голове крутился только один вопрос : кто же это? То, что этот парень принадлежит к огненным созданиям, сомнения не было, но вот кто именно. Только огонь мог так реагировать на воду, прыгать, изгибаться, красиво, но странно. Быстрые взгляды на второго парня заставили ину улыбнуться, он молчал, вмешиваться в настоящее представление эмоций желания не возникало. Представление мыслей он ожидал чуть позже. Он чувствовал чистую энергию вперемешку с некой трусостью и злостью. Ину улыбнулся шире и даже зажмурился на пару минут. Колючий воздух летал возле его головы, приятно задевал волосы. Что-то новое, интересное, не понятно, чем все это закончится, но обещает быть интересным. Главное постоять еще немного. Пару раз юное создание, хотя Микки был практически уверен, что не такой уж этот экземпляр юный, сказал что-то вроде «Тетсу». Ину задумался, в этом магазине он был довольно недолго, но судя по всему кто-то его уже да и знал, а вот он – практически никого. Обидно. А того, кого знал, скорее всего, напугал толи образом жизни, толи характером, толи еще чем-то. Странные создания, трусливые, хотя и милые, за что он их и любил, каждого и никого. 
«Я не думаю, что ты меня боишься, может даже и не опасаешься, тогда с чего такая реакция?» - мысленно задал себе вопрос, смотря на то, как рыжий покусывает губы – «какая глупая привычка…»
Из таких ветреных  мыслей его вывела просьба данного существа, за которым ину наблюдал уже несколько минут. Внимательно вслушиваясь в голос и пытаясь найти там хоть каплю от известных ему огненных созданий, а после, вспомнив свои первые впечатление, Рикки вынес вполне ясное для себя решение. Перед ним был феникс. Тем более что-то про такую птичку он уже слышал пару дней назад, почему бы и не назвать вот этого птицей? Внешность подходила, а остальное – дело времени.
-Тебе, вероятно, никогда не подрезали крылья. Ты так бурно реагируешь на воду и это бесконечно глупо. Не заглянув за грань, ничего не поняв, вы рубите канаты, теряете саму суть жизни. Пользу и наслаждение – он спокойным и даже каким-то потухшим взглядом посмотрел в глаза фениксу – когда ты в последний раз летал? В небе.

0

48

Рисконавт феникс, однако… И не боится, видите ли, Кикаэ, что его поймают. Тотетсу, вишь ли, крыльев не имеют! Кое-кто, вообще-то тоже прекрасно понимал, что можно ожидать от демоненыша, и крылатым был, однако…
- Кью-чан тоже летал, - буркнул Тетсу себе под нос. Хотя да, лучше было бы его не ловить.
- Тетсу... Ты... Меня боишься? Кто из нас двоих - грозных хищник, гроза детективов и обитателей магазинчика? Я что ли? Нашел кого бояться. Я тебя не съем, даже не понадкусываю. И внутренности твои мне не интересны.
О, смеется. Точнее, насмехается. Ну-ну, то, что съесть не попытается и без того понятно, но ведь он зараза такая… дотошная.
- На слабо меня взять не удастся, знаешь ли, как ты не пытайся. Не боюсь, но опасаюсь. Ибо нефиг всяким лезть в душу. Моя душа и потемки в ней тоже мои. И только мои, - сказано очень тихо, но глаза уже сверкают, и совершенно проигнорирована обида феникса. Какая разница, что он надулся!
Ну а нововошедший, для Тетсу совершенно безразличный – мало ли кто тут ходит, и в каком виде (ну, за исключением слабого любопытства чего его к уборке не принесло) – что-то для феникса оказался намного большим раздражителем. И какая разница, что назвали «молодыми людьми»? Чего Кикаэ злится-то? И при чем тут гастрономические склонности? Ну да, человечина самое то, что нужно, но съестся любое мясо, что будет поймано. Или куплено. Будь то телятина, тигрятина, баранина, собачатина, зайчатина, обезъянятина, волчатина… И тотетсятина тоже, не стоит даже сомневаться. Убил – съест. Это только в магазине охотиться не на всех можно. Точнее, пока нет угрозы, нельзя…
Так в чем дело? Что происходит с этим насмешником? И опять Тетсей назвал. Ну и фиг с ним. Ну если не нравится вошедший, так обойди и иди дальше. Если атаковать не собираешься. Равнодушное отношение вполне способно разрешить спор. Если естественно не хочешь его довести до конфликта. А феникс же явно собрался и сам уйти с кухни, и Тетсу с собой забрать.
Но существо, стоящее в двери, пока конфликтовать не собиралось, тоже удивленное словами феникса.
Удивление прорезалось только в голосе Тетсу, не отразившись на лице.
- Кикаэ, чего ты психуешь? Что, уже сталкивался с ним? И что с того?
А новый гость тем временем, похоже, решил, что можно подстегнуть ситуацию. Вот только способ выбрал...
- Тебе, вероятно, никогда не подрезали крылья. Ты так бурно реагируешь на воду и это бесконечно глупо. Не заглянув за грань, ничего не поняв, вы рубите канаты, теряете саму суть жизни. Пользу и наслаждение, – он спокойным и даже каким-то потухшим взглядом посмотрел в глаза фениксу. – Когда ты в последний раз летал? В небе.
Криво усмехнувшись, Тетсу не стал даже пытаться сдерживать слова. Какой в этом смысл? Хотя атаковать ему пока не хотелось – чтобы здесь, на кухне, у него проснулись ярость и жажда убийства должно было произойти что-то весьма серьезное. Например, конкурент бы появился.
- Крылья так или иначе подрезаны у нас у всех. И за грань мы смотрели тоже все. Так что не стоит бросаться такими словами. Вот скажи мне, кто ты сам и где теперь твой род? Почему в магазине оказался? От хорошей жизни? И теперь от этой же хорошей жизни бьешь того, кто оказался близко? Ну и что он тебе сделал? Ты не зол, не расстроен, не пытаешься успокоить сам себя. Так нахрена? Голоден? Эмоциями питаешься? Кcтати, кто ты? И сказал же уже, заходи! Чего в дверях застыл статуей?! На антик все равно не тянешь.
И какая ему разница, когда феникс летал? Что, от знания про это станет веселее? Тетсу даже не скрываясь уставился на очередного гостя его кухни. Как воспримут его слова и взгляд было совершенно безразлично.

0

49

- Неужели ты думаешь, что лучше людей?
Ой, нехороший вопрос, нехороший... И изумрудные глаза уже не холодные, они горят злым, уничтожающим пламенем. Феникс обхватывает себя за плечи, мысленно умоляя держать себя в руках и медленно, размеренно говорит.
- Я очень не люблю людей. И я никогда не убиваю детей специально, что нельзя сказать о них... - перед глазами пронесся конец прошлой жизни, губы зло сжались, - Они насильно оборвали прошлую реинкарнацию, не дав дойти ей даже до середины. Поэтому я - феникс, и не капли не человек. Просто этот облик... - провел по лицу, откинул огненно-красные, не рыжие, а именно насыщенно-красные, волосы за спину и ослепительно улыбнулся, только вот через мгновение улыбка его стала печальна, - удобней... Особенно, когда не хочешь нанести другим... вред.
Паузы, паузы... И скрытые в них угрозы. Пламя ведь феникса может и обжигать, и сжигать, особенно, когда он зол. А он - зол. Не любил он людей, не любил. А тут пришло водное создание и называло его молодым человеком! Немудрено, что он вспыхнул почти мгновенно. Только вот Кикаэ не первую жизнь живет. Медленно закрыл зеленые глаза, в которых полыхало не высвобожденное пламя, медленно вдыхая и выдыхая. Воздух ощутимо потеплел, хоть и не стал горячим - феникс мягко выпустил лишнее тепло в окружающую атмосферы, чтобы не загореться. Он не маленький тотетсу, а более-менее взрослый феникс и контролировать себя уметь должен. Особенно - в магазинчике Ди.
-Тебе, вероятно, никогда не подрезали крылья. Ты так бурно реагируешь на воду и это бесконечно глупо. Не заглянув за грань, ничего не поняв, вы рубите канаты, теряете саму суть жизни. Пользу и наслаждение – он спокойным и даже каким-то потухшим взглядом посмотрел в глаза фениксу – когда ты в последний раз летал? В небе.
- Последняя жизнь оборвалась из-за двух вещей. Людей и воды. Как думаешь, у меня есть причины любить эти вещи? К тому же... Если чисто по стихиям... Что происходит, когда сталкивается вода и огонь? Вода испаряется, чтобы вновь появиться где-нибудь в другом месте. А огонь - гаснет. Но он не появится вновь. Не очень честно, правда? Наверное, поэтому и существует мой народ, восстановить равновесие. И... - феникс позволил памяти отразиться в глазах, позволил в зелени глаз вспыхнуть бездне веков, - Кто заглядывал из присутствующих за грань... Лучше промолчу. А летал...
Мечтательная улыбка растянулась на губах феникса, он закинул голову, смотря в потолок.
- Вспомни все последние извержения вулканов и ураганы. Одно из них и будет ответом на твой вопрос, - сам Кикаэ прекрасно понимал, что ушел от ответа. Ди и правда давно не мог с ним погулять. Впрочем, он не был в обиде, прекрасно понимал, что у того и так много дел. А если за фениксом не приглядывать, он может сжечь что-нибудь лишнее... Не города, и не людей, а что-то более ценное... Жизни и судьбы. Огонь... он ведь разным бывает...
- Если вспомнить все жизни... Наверное, мой жизненный опыт выйдет намного больше и разнообразней... - вновь улыбка. Только уже спокойная. Ну, почти. Дрова, политые маслом.
Обернулся единым жестом на Тетсу, склонил голову к плечу.
- Кью-чан тоже летал, - буркнул Тетсу себе под нос.
- Кью-чан не учитывал того, что ты поймать его можешь и при свидетелях. А я вполне могу это учесть. Так что не волнуйся, меня покусать будет не просто. В крайнем случае - придется поплакать, - удивительно, как меняется настроение его при разговоре с другим существом. Он весело уже улыбается, беззаботно и счастливо.
- На слабо меня взять не удастся, знаешь ли, как ты не пытайся. Не боюсь, но опасаюсь. Ибо нефиг всяким лезть в душу. Моя душа и потемки в ней тоже мои. И только мои, - сказано очень тихо, но глаза уже сверкают, и совершенно проигнорирована обида феникса.
- А я и не пытаюсь! - вспыхнули смехом глаза, - Просто это глупо. Потемки огонь все равно осветит и если не мой - то твой собственный. И, кстати, Тется - мне весело, но я не насмехаюсь. Запомни, я люблю шутить и злить окружающих, но тебя я злить, если честно, не хочу. И разве что смеяться на странностями, но не желая зла. Так что... Не обижайся, лохматый... - вновь рассмеялся, весело, звонко, беззаботно, будто тут и нет этого... Духа.
- Кикаэ, чего ты психуешь? Что, уже сталкивался с ним? И что с того? - в голосе Тетсу было удивление. Пришлось все-таки ответить.
- Наверное, из-за того, что в тебе пока огонь не так выражен, тебе трудно понять... Он, - тыкнул пальцем в Рикки, еще раз анализируя голос ветров, - дух дождя, воплощение воды, капающей с неба. Я, если забыть о мелочах - воплощение огня и ветра. И только потому, что не только огня - твоя кухня еще цела. Терпеть не могу воду. Она... - сморщил нос, - мокрая, обжигающая и вообще - не слишком приятная. Огонь намного лучше... Но так как он вода, а я еще не успел дойти до совершеннолетия этой жизни - психую.
Феникс от этой жизни прожил всего ничего. Полная сила ему пока недоступна, как и полная память или же полный контроль. В том числе - и самоконтроль. Вот почему он старательно культивирует в себя веселье, жизнерадостность и беззаботность. Беззаботное создание вряд ли будет загораться от чужих насмешек, скорее - сам посмеется над собой и окружающими. Но даже та память, что есть в наличие, и так сила, которой феникс владеет сейчас - поражают. Бессмертное создание, помнящее и хранящее множество воспоминаний... Немудрено, что он легко дарит драгоценности - его настоящее сокровище: его память. И каждое новое воспоминание, как камень. Обычные дни, словно галька, сыпятся под ноги... Веселые воспоминания сверкают, подобно изумрудам. Злость таится в насыщенно-красных рубина, а печаль - в темных сапфирах... Богата его коллекция, но в ней нет самого главного камня... Любви. Или, хотя бы, памяти о ней...
- И вообще, он мне не нравится, он меня выше, - демонстративно сморщив нос, протянул Кикаэ, хлопая глазами маленького ребенка. Ну как на такого злиться или подозревать в коварном умысле? Мозгов фениксу, судя по его взгляду, для этого не хватит. Сколько лет назад он научился строить такой взгляд - Кикаэ не помнил. Явно не в этой жизни. Но именно в этой он использовал его почти постоянно. Милый, беззаботный, глупенький... Безопасный. Такого трудно испугаться. Разве что улыбнуться при виде ребенка-переростка. Или еще что-нибудь... Но не испугаться...
- Тетсу, пойдем? Мне что-то нехорошо... - прислонил тыльную сторону ладони ко лбу, устало смотря на тотетсу. Бессмертие утомляет... Но сейчас его утомило присутствие водного. И не убьешь ведь его - нельзя тотетсу пугать и рушить репутацию милого и неопасного создания. Тихо вздохнул. Хотелось в комнату, к сокровищам, туда, где нет ни капли воды и всегда горит огонь. Там уютно... Нервно прикусил губу и тихо рассмеялся.
- Кагоме, кагоме, птица, что сидит в клетки взаперти... Когда же, когда же ты взлетишь? И кто там стоит за тобою? - тихо и не в тему пропел под нос Кикаэ, смотря в потолок. Пожал плечами и, перекинувшись, проскользнул мимо Рикки в образе феникса, лишь немного опалив его жаром, вновь став человеком за спиной уха.
- Тетсу, идешь? - легкая, чуть усталая улыбка на губах. Выглядел парень и правда не очень... Бледный, с чуть погасшими глазами, непривычно грустными, непривычно сонными... Он хотел поскорее уйти отсюда. Уйти, причесаться, съесть что-нибудь сладенькое... И быть наконец вдалеке от этого странного духа воды, который ему совершенно не нравится! Если ветрам... Эгоистов противоположной стихии - он не любил. Вода… Слишком неприятные воспоминания, слишком неприятные ощущения… Лучше от него держаться подальше. Так будет и правда лучше…
Прислонился к стенке, чуть ехидно-устало смотря на духа воды и тотетсу, ожидая, когда один посторонится, а второй пойдет за ним. Нога легонько постукивала по полу, выбивая ритм. Ждал… Терпеливо, спокойно, устало… Как может ждать только тот, у кого полно времени. Бессмертным, причем – абсолютно бессмертным. Откинул голову назад, рассматривая потолок, тихо, молча, слушая, что они скажут. Глаза внимательно рассматривали потолок, будто ищет там ответы на все загадки мира.
- Кагоме, кагоме… И кто там стоит за тобой?... - а вот сейчас в тихом пение ясно слышалась насмешка. Он будто интересовался у Рикки причиной его действий. При этом парень совершенно не смотрел на него, предпочитая рассматривать потолок. Нарочито-пренебрежительное отношение... Как же отреагирует на это дух воды?

0

50

«Позади меня образуется некое пространство, темное, без ничего, даже света и звука там нет. Как же это неприятно, чувствовать себя на сцене перед кем-то, что даже не имеет лица и имени.  Как пустота или вечность»
От пристального взгляда Тетсу было сложно спрятаться. Хотелось отвести взгляд или голову опустить, что-то сродни детскому стыду обвивалось вокруг шеи Ри, не давило, а только притворно грело. Глаз на левой руке подмигнул смотревшему, невидимый шарф упал к ногам, Рикки улыбнулся. Такое происходило часто и почти всегда заканчивалось чем-то подобным. Дух всегда старался смотреть  не в глаза собеседнику или просто случайному прохожему, а куда-то мимо него, сквозь него или даже внутрь. Если же кто-то уставится на него и будет даже не разглядывать, а просто наблюдать, то появлялось именно это чувство. Ину отвечал таким же взглядом, внутри переживая дискомфорт перед всевидящими глазами. Многое из того, что он делал за все свои жизни, было незаконным как с юридической, так и с душевной стороны и хотя он старался не разбивать чужих надежд, все равно это выходило как-то само собой. Отпечатки прежних лет ложились на память, порой она была сильна как никогда, в другой раз – слабая, а в третий – полная амнезия. Чаще всего он сам старался забыть самые плохие и неприятные моменты своей жизни, стирая их и складывая на отдельную полочку в голову, далекую и пыльную, но, увы, периодически ее запасы пополнялись. И вот теперь этот взгляд опять заставил его вспомнить какой-то случай, будь его воля, он сейчас же извинился бы перед всеми, кого обидел, но это сейчас, а тогда все было иначе. В голову молодого человека лезли его собственные мысли и суждения, нередко неправильные и оправданные только своим непоколебимым «Я сам хочу. Сам решу» Именно это «Сам» и доводило его до той самой дальней полки. Это было и приятно и отвратительно одновременно, сладко и горько и незабываемо. Как дыхание или вечер.
- Кто же подрезает вам крылья и зачем?  Хозяин магазина или его посетители? И после этого вы все равно доверяете им? – Рикки улыбнулся – Бросаться словами? Почему же не стоит? Конечно, не всегда и можно даже нечасто, но, если думать о каждом сказанном слове и не говорить все то, что хочешь, то какой же смысл говорить вообще? Это как  движения и действия, долго сдерживая или отказывая в чем-то, просто гонишь себя в клетку. И самое странное или страшное, что ты сам ее себе ставишь. Я долго наблюдал за людьми, за нелюдьми, за собой.  Мы все загоняем себя в некие рамки и даже когда то, что ты хочешь сделать безвредно и весело, все равно останавливаешься. Только потому, что кто-то и как-то скажет и подумает – он обвел кухню взглядом, внимательно посмотрел в окно – я могу извиниться за то, что сказал. Но это буду говорить не я, а что-то внутри меня. Кто-то назовет это совесть, хотя я сомневаюсь, что это она – тонкие капли утреннего дождя запрыгали по стеклу. Приятное сочетание света и воды придавало какой-то уверенности и в то же время спокойствия – я всегда удивлялся тому, что он идет там, где ест я. Чаще всего. Но я не могу его  контролировать. Так глупо иногда получается, хочешь встретиться с милым и нежным человеком и смотреть на тот же огонь или солнце, в итоге ты мокнешь под грозой.  Хотя я рад, что он есть, он дает мне силы и желание просыпаться по утрам. Может вы не видели, но очень рано утром идет мелкий и короткий дождик. Люди заводят будильник, а я жду, когда начнет стучать мой дождь – ину вздохнул, но не от грусти, скорее от теплоты внутри. Он всегда уважал стихии и особенно сильно дружил с землей, дрался с ветром и получал игнорирование от огня. Но если ветер и мог закружить его в урагане, то после «представления» отдавал должное, быстрее пригоняя грозовые тучи, это были странные существа. Вроде и соперники, и друзья, враги и братья.  К огню Рикки лез сам, но почти всегда получал молчание вместо ответа, это немного злило. Зато любил землю и вполне взаимно – зовут меня Рикки Микки, дух дождя. А в обычном для всех теле ину. Мой род он там – ину показал на небо – они где-то там, я не до конца понимаю их принципы, я отошел от общей семьи. Но живу в этом мире и встречаюсь с их детьми слишком часто – парень мельком глянул на феникса – порой это даже забавно, не всегда правда, хотя я их не боюсь. Я давненько ушел, заглядываю к ним порой, чтобы узнать, что изменилось и переманить на свою сторону как можно больше их детей. Они молодые еще, законы слышали, но в действии не применяли, а жизнь человеческая кипит событиями. Я выбрал ее. Люблю людей, их чувства и мечты, они бесконечно красивы и жестоки, несовершенны все вместе, но в одиночку прекрасны. Увы, я зависим от них…мое тело непостоянно – про дальнейшие переселения из тела в тело дух решил умолчать – тут я совсем недавно, почти никого не знаю. Да, думаю от хорошей жизни – парень немного нагло улыбнулся – я многое делаю потому, что хочу, интересно или просто скучно. Сюда я пришел, чтобы почувствовать что-то новое. Может меня кто-то купит…Хотя не думаю, что это будет лучшим вариантом, я люблю сбегать и улетать, да и привязаться к кому-то одному настолько, что дышать и любить только его, тоже, наверное, не могу – взгляд немного изменился, тонкая ниточка удивления проскользнула в глаза Микки – бью? Разве я его бью и чем? До недавнего времени я даже не знал, кто это. Да и спросить я могу только в двух случаях: с целью или, не имея ее вообще.  Он мне ничего не сделал, пока что – дух покачал головой – огненные создания взрывные… ты вероятно тоже. Эмоции я ценю, уважаю и люблю. Это не еда, а доверие, которым многие разбрасываются.
Про статую, вероятно, прошло мимо ушей ину, ему была интересна реакция феникса и способность задержать его, если что.
«Зайду…и что? А этот улетит, второй уйдет. Скучно»
Кстати о птичке, довольно вздохнув и сказав все, что хотел, Рикки посмотрел на более холодного и разозленного существа в этой кухни. Хватание себя за плечи вызвало только некую улыбку-усмешку у Микки, было интересно наблюдать за тем, как возникает пламя, как быстро и агрессивно и, как оно не хочет вырваться из тела-клетки. Такая сдержанность себя и своих эмоций, своей стихии, наконец, вызывало долю уважения, хотя кто знает, может это лишь начало.
- Ты когда-нибудь убивал детей  случайно? А что ты чувствовал при этом? – в глаза появился неподдельный интерес, такого он никогда не делал и не испытывал, сказать по правде и не хотел, но желание ощутить страх, боль или наслаждение от убийства был. Хотя этому желанию Микки никогда не давал совершиться.  Дух осторожно провел ладонью по воздуху, который стал теплее, улыбнулся – приятно. Гораздо лучше,  чем мерзнуть, хотя в пустыне я редкий гость.
Дальнейшие слова феникса он оставил без ответа. Его сравнения воды и огня были непонятны и глупы для Ри, спорить в таком вопросе было глупо. Это как и темы о религии, сложно найти золотую серединку, тем не менее не избегать же друг друга? А вот слова про рост заставили ину действительно сильно удивиться. Он несколько минут смотрел в премилые глаза этого существа, в душу закрались смутные сомнения, что этот детский взгляд настоящий, хотя…нет, нет, сомнения. Хотя какая разница? Мелочи украшают нашу жизнь, но не показывают ее суть. Красивая и горячая птица проскользнула мимо него, как змея, бесшумно, но в то же время опасно. Микки внимательно смотрел, как она летит, как меняется цвет перьев, как изменяется огонь. Дух протянул руку, но не успел дотронуться, птица улетела, зато на руке остался еле уловимый жаркий след. Приятное ощущение и неподдельно приятные эмоции опутывали его, заставляя вспоминать, когда же он в последний раз видел настоящего живого феникса, а совсем маленького? Безумно давно, как и безумно красиво. Ри вздохнул.  Раздавились слова старой детской игры, Ри чуть повернул голову в сторону феникса.
- Вероятно тот, кто дал мне повод не уходить еще несколько минут…
Легкая улыбка и парень исчез в тени коридора, желание заходить в кухню исчезло почти что мгновенно, может эти крылья его смахнули? Он развернулся к смотрящему в потолок фениксу, подошел немного ближе, мысленно, отмеряя полуметр, и заглянул в глаза. Яркие изумрудные и не менее яркие желто-зеленые глаза.
- Ты говорил, что последние ураганы устроил ты? А еще ты сказал, что не любишь людей. Мне кажется, ты подписал их под общую планку. Ураганы убивают многих. И вот еще…не тыкай пальцами в людей, я думал, что такое древнее создание как ты должно было запомнить хотя бы этот мизер приличия.
Ри улыбнулся. Повинуясь какому-то внутреннему желанию, дух протянул руку и потрепал феникса по голове. По ладони прошлась слабая волна чего-то колючего, что-то вроде тока, но очень слабого, немного приятного. Микки улыбнулся, внимательно посмотрел на руку.
- Это ты так сделал? Смотри, я дотронулся до тебя и ничего не произошло. У нас не получился пар…Хотя выглядишь ты не очень – чуть склонив голову вбок и оценив феникса, добавил он – как зовут тебя?

0

51

Свидетели… Ну и какая разница – ловить кого-то наедине или когда наблюдают? Убивал ведь и в присутствии ками. Ну и пусть для его же защиты, но ведь убивал. Хотя Кью-чана убивать не собирался. Поплакать, говоришь… Так ведь можешь достать и до варианта, что основная цель окажется только одна – убить. И какое тогда поплакать? Кому потом плакать придется? Вылупившемуся заново птенцу, наверное. А предложение не обижаться настолько странное. Иногда просто слово, даже не насмешка, фраза, которой даже и не хотели ударить, оказывается чуть ли не смертельной. Так что тут говорить о «не обижайся»! Но произнести это вслух Тетсу не захотел. Пусть феникс считает так, как ему нравится. От этого ничего не изменится.
Ну а гость с собакообразными ушами и хвостом, который нервировал феникса, ответил так, что хоть стой хоть падай. Он что, всерьез обвинил ками в том, что именно он подрезает крылья?! Неужели не понятно, что многие такими сюда пришли, как в убежище, в поисках защиты и исцеления! Нет, не понимает. Потому что пришел сюда только из любопытства. Редко такое бывает. Не чтобы спрятаться, не потому, что обожает ками и обожаем ками, и нужен ему, а просто из-за любопытства. А вот интересно, что бы ответило его тело, если бы могло говорить отдельно от нынешнего владельца? А то видите ли дух дождя! Все, что Тетсу знал об ину, подсказывало, что духами дождя они не являлись. Значит, не ину. Точнее, не истинный ину. А кто? Захватчик тел? И он тут учит жить? Осталось только посмеяться – как кто-то может учить жизни, если сам ее в одном теле прожить не способен...
Тетсу уже заинтересованно уставился на Рикки-Микки, который начал снова приставить к нахохлившемуся фениксу. Сам Кикаэ тоже уже успел поставить Тетсу в известность, что перед ними предстал дух дождя, и о том, что воду он не любит. «Гм, это что, мне тоже светит когда-нибудь нечто подобное? Такая же нервозность в присутствии воды? – встревожился Тетсу. – Нет, что это я. Я же не воплощение огня. Он просто живет во мне. Так что не думаю, что будет что-то похожее».
- Ками не подрезает крыльев. Он помогает вернуть утраченные, - вздохнул Тетсу. – А словами бросаться все равно не надо. Тем более о грани жизни и о крыльях. Кто знает, кому оно окажется больным местом. Это мне сейчас и здесь порассуждать захотелось. А так я вполне способен принять все на свой счет. Как-никак оно тоже подходит и для описания меня, - оскал-улыбка. - И результатом стала бы попытка убийства. Не знаю я твоей силы, но меня это совершенно не колышет. Может ты бы меня убил, может я тебя, но все равно. А ударить словами так просто… даже незнакомого. Хотя больнее всего бьют именно что знакомые и близкие.
Улыбка у Тетсу потихоньку становилась все плотояднее. Иногда на него находило настроение пофилософствовать, но, естественно, только на кухне. Вот только тут редко оказывались возможные собеседники, которых можно было огорошить, и потому мало кто знал о такой возможности. И почему бы не поговорить. «Если не покусать, так заговорить, да?»
- Рост… Убить можно и того, кто выше, и того, кто ниже, - совершенно равнодушно произнес Тетсу на фразу феникса, но не отводя при этом взгляд от ину-духа дождя. А сам уже размышлял о другом. Об одном из шкафчиков, том, что у двери. Вроде бы именно туда засунул корзинку сдобных булочек с начинкой-ассорти утреннего приготовления. Забрать их или нет? – Главное, знать как. И хватит петь, Кикаэ. Иду уже.
Все-таки вытащить корзинку, схватить первую попавшуюся булочку, укусить ее, как бы доказывая, что выпечка свежая, и шагнуть к оказавшимся близко-близко фениксу и духа дождя, что ныне ину.
- Булочки будете?
«А то тут, у кухни, нечего устраивать разборки. Мое это место, любимое. И нефиг его уничтожать. А то и призраков, если кто из них осмелится на что-то подобное, поймаю. И мало тогда не покажется».

Отредактировано Tetsu (2010-07-04 12:29:02)

0

52

- Кто же подрезает вам крылья и зачем?  Хозяин магазина или его посетители? И после этого вы все равно доверяете им? – Рикки улыбнулся
- Мне - никто, - феникс безмятежно улыбался, созерцая потолок, - Я свободная пташка... Но мне очень нравится этот магазинчик, поэтому - не стоит меня злить, честно, - мило улыбнулся, - Вспыхнувший феникс - заканчивается пожаром... И мне будет очень жаль... - наигранно-печальные глаза. А после - недовольно передернул плечами, вновь смотря в потолок.
- А словами бросаться не стоит... Они не самый удобный метательный предмет. И эффект от них часто самый неожиданный - поверьте бессмертной пташке... - он смеется. Над духом дождя, над его словами, над самим собой. Смеется, ибо иначе - ему будет жутко. Губы растягивает в улыбке, со стороны - кажется естественным, нормальным, внутри же Кикаэ чувствует наигранность этого действия. Успокаивается, замирает, вновь разглядывая трещины потолка.
- Ты когда-нибудь убивал детей случайно? А что ты чувствовал при этом? – в глаза духа появился неподдельный интерес. Феникс вздернул голову, вглядываясь в глаза ину.
- Я. Никогда. Не убивал. Детей. Оставшихся. Одних. Без взрослых, - раздельно и четко произнес он, слегка улыбаясь. Сколько детей гибло во время ураганов и от разрушающихся из-за них домов - Кикаэ никогда не интересовался. К тому же, оно ему надо? Терзаться потом совестью... Но на ребенка он никогда руку не поднимет. На группу, в которой несколько детей - да, может. Но на только детей... Никогда. Поэтому и сказал он спокойно, безразлично. Получи эмпат гранату в виде равнодушия...
- Ты говорил, что последние ураганы устроил ты? А еще ты сказал, что не любишь людей. Мне кажется, ты подписал их под общую планку. Ураганы убивают многих. И вот еще…не тыкай пальцами в людей, я думал, что такое древнее создание как ты должно было запомнить хотя бы этот мизер приличия.
- Некоторые из последних ураганов, - уточнил. Феникс не любил врать. А вот недосказанность... Или просто разное понимание одного и того же. Последние - это лет на десять - для феникса. А для остальных - это пара лет обычно... Так что... Он улыбался, смотря в желто-зеленые глаза.
Через плечо ину посмотрел на тотетсу.
- Тебе не нравится мой голос? - широко распахнутые глаза, совершенно иной спектр эмоций. Если ину он поливал холодом, то к тотетсу... Обжигающе-горячее желание ему понравиться, легкая обида - Тетсу первый, кому не понравился голос феникса, любопытство, привязанность, желание покрасоваться и стать другом... Наверное, ину показалось, что он рядом с печкой стоит...
- Буду, - активный кивок, счастливые зеленые глаза. Феникс любит сладкое. И покушать его - тоже. Веселая улыбка исчезла, стоило только перевести ему взгляд на ину. В глазах появился страх. Слишком близко создание воды. Слишком. Внутри уже появилось нехорошее ощущение... И предчувствие.
Прикосновение к волосам, слишком долгое... А Кикаэ, как бы он не был силен - еще очень юн, чтобы иметь возможность защититься. Страх в глазах перешел в ужас... Голос духа дождя - как через вату. Медленно сполз по стенке, создание уплывало в темноту, не смотря на то, что феникс всеми силами пытался прийти в себя. Вспыхнувшее на мгновение вокруг пламя, которое тут же затухло - вместе с сознанием феникса.
"Ничего? Как же..." - мелькнула в его голове последняя мысль, перед тем, как он окончательно вырубился.

0

53

Странный ветер пустынных колючек поднимался в воздухе. Ину на каком-то подсознательном уровне буквально чувствовал, как рой невидимых пчел жужжал в порывах ветра, желая ужалить противника.
«Вероятно, ты опять волнуешься за своих…» Ри присел возле феникса, внимательно и пусто посмотрел в закрытые глаза и улыбнулся. В бессознательном состоянии эта  птичка ему явно нравилась больше, хотя какой смысл в том, что молчит и лежит? В памяти всплывал взгляд феникса, слишком явный испуг, а затем тихое сползание по стенке. Дух не понимал этой странной реакции, как и многого другого в этом мире. Много чего казалось ему странным, что для других было нормальным и обычным и наоборот: то, что он считал нормальным, оценивалось в пару косых взглядов со стороны окружающих, тем не менее, никто еще не поставил его на место и не показал, как надо себя вести. Может поэтому он творил, что хотел? Тонкие и длинные пальцы несколько раз оставили свой холодный след на лбу у Кикаэ, казалось, будто бы дух решил проверить пульс у парня через голову.  На самом же деле ину рисовал тонкую грань в сознании феникса, что-то среднее между полноценным сном и сном, где ты все слышишь, но не можешь шевельнуться. Всего лишь защита от кошмара и комы. Рикки не знал, что с парнем, да и особо не думал на эту тему, тем не менее, ему будет опять скучно, если феникс заснет надолго, мало ли что там с ним. Своим «рисунком» в голове он хоть и делал доброе дело для красноволосого паренька, но по большей части обеспечивал себе интересный день. Так бывало много раз, помогал, забирая взамен эмоции, и получал,  в конце концов, то к чему стремиться всегда и изначально – новые чувства и наслаждение. Закончив рисовать паутину в голове Кикаэ и, нанизав за тонкие прутья этой паутины легкий сон, Микки поднес ладонь к уху и немного наклонился. Со стороны могло показаться, что он хочет расслышать что-то более четко, но если феникс молчит, то, что тогда слушать?  Глаз на левой руке подмигнул, ину нахмурился, минуты три он тихо сидел, стараясь не шевелиться, и, казалось, не дышал, лишь бы услышать что-то в глубине молчания. Затем повернул голову к Тетсу и пару раз махнул ему хвостом.  «Ну совсем уже как собака стал…хотя, почему бы и не попробовать?» Веселая и в то же время хитрая улыбка растянулась на его лице, глаз на руке подозрительно покосился на хозяина, недоверие и любопытство смешалось в этом белом взгляде. Эта татуировка видела Рикки Микки  во всех проявлениях чувств и во всех ситуациях, что только могла предоставить ему изменчивая судьба.  По ее взгляду можно было догадаться даже о мыслях этого странного рисунка. У духа всегда есть его верный пес, это может быть, что угодно, от предмета до родинки на теле, у  Ри это был вот этот белый глаз, который шел с ним от одного тела к другому. 
- Сердце этого феникса сейчас ослабло. Оно тихо стучит и не хочет разговаривать, поэтому я и прислушивался к нему так долго. С ним все будет хорошо, его сердце в отличие от головы не считает меня врагом. В его голову я не буду лезть, это будет не что глупо, просто там меня поджидают одни лишь ловушки. А сердца всегда принимали меня, будь я враг или друг. Они вообще чаще всего всех принимают, но думаю ему говорить про это не обязательно – негромко сказал он. Верить или нет этому, казалось бы, бреду уже не его забота – если мы останемся тут, ему станет хуже, а это неинтересно. Я предлагаю затащить его в комнату, мне любопытна его реакция…
Чем больше дух говорил, тем больше создавалось впечатление, что феникс это зверек за которым ведется наблюдение. Как же он поступит в следующий момент? Взгляд упал на корзинку с булочками в руках Тетсу, улыбнувшись еще шире, он осторожно достал нечто сладкое и мягкое, посмотрел на булочку так, будто бы видит впервые в жизни и съел.
- Спасибо. Это действительно вкусно.
Немного помедлив, дух подхватил феникса на руки. «Не особо люблю парней на руках таскать, пусть даже и в таких ситуациях» - поморщившись, подумал Ри. Сделал несколько неуверенных шагов, будто бы прислушиваясь к самому себе, но убедившись, что феникс не самое плохое, что можно нести, да и сам Рикки идти может вполне нормально, дух обернулся.
- Идем…я могу отдать его тебе, но ведь так будет неинтересно – улыбнувшись, добавил – на тебя он реагирует нормально…
Прошло минут десять, всего десять. Хотя нет, не всего, а целых десять. За спиной остался коридор, кухня и порванные  шторы, в голове появилась мысль о том, а не пора ли уже одеться поприличней и будет ли у феникса хоть  что-то, что можно одеть.  Идти к себе Ри не хотел из принципа, далеко и нудно. Жил дух вдалеке от остальных зверей и комната его не отличалась особой красотой. Голые стены, выкрашенные бежевой краской, встроенный в стену шкаф, чтобы не выделялся от общей картины критического минимализма, спал ину на полу. Ничего такого, на что бы вообще можно было посмотреть, разве что рисунки и картины, нарисованные на самих стенах. Был у духа некий пунктик – рисовать на стенах, полу, потолке, покупать картины и везде их раскладывать, даже не вешать, просто ложить и ставить. Вобщем комната его больше напоминала студию для художника, чем место для жилья.
«Последний поворот, если за ним не будет этой комнаты, брошу его тут…или спихну на Тетсу» - мысленно пообещав себе, Микки нехотя пошел дальше. Руки уже начинали болеть, а ноги упорно не хотели идти, как и сам хозяин. Редко когда он вообще брался за что-то столь хлопотное, но еще хуже было, если он не видел результатов, тогда дух начинал беситься, заканчивалось плохо.  Что-то прозрачное и небольшое пролетело возле окна, постучало в стекло и зависло.
-Тетсу, у тебя когда-нибудь были дети? – внимательно посмотрев на это прозрачное, спросил дух – или тот, кого ты защищал всеми силами?
Терпение было на исходе, пройдя еще несколько метров, он толкнул первую попавшуюся дверь. Уверенности в том в эту ли комнату им надо не было вообще, но на смену любопытству, что было тогда, когда он только начинал искать комнату, пришло желание наконец избавиться от этого тела. Дверь приоткрылась…
- Наверное, нам туда. Я уже тут чувствую запах огня и целой горы сладкого – парень поморщился – не особо люблю его в большом количестве.
Хвост огня поднимался выше.

Отредактировано Rikki Mikki (2010-07-09 20:32:43)

0

54

Голос… Какая разница, нравится он или нет, если оный некоторое время повторяет чуть ли ни одно и то же! Но высказаться Тетсу не удалось. Потому что некому стало отвечать. Точнее, отвечать было кому, но он просто бы не услышал. Феникс даже взять предложенную булочку не успел, только испугался,  когда к нему прикоснулся Рикки Микки со словами, что прикосновение не причиняет вреда. Мды… ошибся дух дождя, как есть ошибся. Кикаэ побледнел чуть ли не до зелени, сполз по стеночке на пол. Вокруг него было вспыхнул огненный ореол и тут же опал.
Тетсу удивленно сжал в руках корзинку.
А дух дождя тем временем успел присесть рядом с бесчувственным фениксом, провел пальцами по лбу. Мало показалось? Решил завершить? Надо ли вмешаться?
Кикаэ не был для Тетсу особо близким. Ину тем более. Ину тотетсу вообще впервые увидел. Понять, вредят ли фениксу очередные касания, тоже было невозможно. Да и близость кухни все еще сказывалась умиротворяюще. Но пока Тетсу пытался решить для себя дилемму – стоит ли сбросить спокойствие и броситься на защиту даже не друга, а так, знакомого по магазину, странный ину начал молоть какую-то философскую чушь о том, что его принимают все сердца, а сам резво встал, сцапал одну из булочек, а потом подхватил феникса и потащил.
Тетсу не сразу пошел за ним. Он все еще не знал, как поступит. А такое у него редко было. Обычно действовал он сразу и весьма агрессивно. Но суть-то проблемы как раз в том, что обычно он кидался в атаку, или защищая кого-то дорогого ему, или же на того, к кому испытывал какие-нибудь сильные чувства. И не важно, что там было – ненависть, любовь… К фениксу он не испытывал ничего, к ину тоже. Так почему же сомнения? Пусть идут и разбираются сами. Но так ли?
Нет, ноги уже сами понесли Тетсу следом за уходящим ину. И что с того, что тот болтает что-то? Обдумать это можно и потом. Как и то, что завуалированная угроза на кухне была просто проигнорирована. А сейчас решение уже принято. И причины даже достойные. Первая – феникс знает, где Ди. Но сейчас не следит за ним, потому что в обмороке. Вторая – Кикаэ уже тушил вспышку тотетсу. Вполне может понадобиться снова. А если феникс от одного прикосновения духа дождя в обмороке, то что с ним будет после того, как оный же его и таскает? Феникс нужен в адекватном состоянии, а это значит, что нужно устранить то, что ему мешает.
- Тетсу, у тебя когда-нибудь были дети? Или тот, кого ты защищал всеми силами? – спросил Рикки Микки, толкнув какую-то дверь, когда Тетсу догнал его. - Наверное, нам туда. Я уже тут чувствую запах огня и целой горы сладкого. Не особо люблю его в большом количестве.
- Не любишь – так положь феникса и двигай себе дальше, - агрессивно предложил Тетсу, уставившись в затылок ину. Если рвануть когтями здесь, зацепив и сломав позвоночник прямо у его истока, то наступит паралич, причем долженствующий закончиться быстрой смертью. То же самое произойдет, если когти сорвутся с позвоночника и вонзятся в мозг. Если же когти пройдут чуть вбок, по шее, то повредятся крупные кровеносные сосуды, питающие голову. И тоже быстрая смерть, теперь уже от кровопотери. Но с позвоночником вернее будет. Не все существа от кровопотери умирают. Но неосторожный он что-то, открыл спину... Оскалившись, тотетсу все же чуть придавил свою кровожадность. Если сам опустит, тем лучше для него. – А детей у меня нет и не было. Но защищать есть кого.
Ками… когда-то Тенко со смехом заявил, что тотетсу созданы для служения и защиты. Издевался, приводя значения разнообразных слогов. Кто такой сокукетсу, которому, как утверждал вредный кицуне и должен был служить тотетсу, так и не удалось понять. Но преданность и верность свою Тетсу отдал и до общения с кицуне. Отдал ее ками, Ди, тому, кто привел его сюда. И умереть за него готов.
Но сейчас ками не было, долго не было. Плохо без него...
Когда феникс в себя придет, надо будет все же отправиться на поиски.
- Заходи же и ложи! – пока сам феникса не вырвал.
Ну и что, что это не покои тотетсу?
«Кто знает, что с ним творит твое прикосновение…» - мысль явственно повторялась.
Кажется, Тетсу все же беспокоился именно за Кикаэ, и приведенные им для себя причины были совершено ни при чем. Вот только признаваться он сам себе в этом не собирался. Это с какой такой радости он должен тревожиться за вредного, доставучего феникса? Вот потому он и скрывал это чувство даже от самого себя.

0

55

Феникс очнулся от... холода. Ину для феникса казался просто ледяным, а еще - отбирающим энергию. Впрочем, на самом деле никто ее не отбирался, просто она запряталась слишком глубоко в теле феникса, чтобы ей не повредил контакт с духом дождя. Слишком глубоко, чтобы можно было чувствовать себя комфортно. Распахнув глаза и осознав, что он на пороге своей комнаты - сорвался огненной птицей с рук Рикке, ныряя в самый большой источник огня с головой, чтобы прийти себя в родной и любимой стихии. А пока Кикаэ приходит в себя, надо будет описать его жилище.
Огромная комната с высоченным потолком, в желто-золотистых тонах. Потолок подпирают витые колонны. На противоположной от входа стене - огромные окна, открывающие вид на долину где-то в горах. В одном углу комнаты - немаленьких размеров кровать, большое зеркало и стол с кучей ящиков вплотную к нему и изящным стульчиком, два шкафа, рядом с одним из них ширма, и пять сундуков у стен. На столе - семь шкатулок, куча лент и гребешков, пара лаков... На полу - несколько подушек и пуфиков. С другой... На стенах - огонь в чашах. И на полу огромный костер, в котором сейчас приходит в себя феникс, сверкая из-за языков пламени недовольными зелеными глазами. А почти под потолком - качели. Царство огня, воздуха и света...
- Еще раз дотронешься - сожгу нафиг, - хмуро проговорил феникс, - Ты жжешься и мне не нравишься, - вновь стал парнем, недовольно сморщился, кутаясь в крылья. По коже текли языки пламени, не обжигая, лаская свое дитя... С одеждой пришлось попрощаться - сгорела... Увы, увы... Убедившись, что огненные крылья закрывают все, что нужно, прошествовал за ширму - надо было переодеться. Из шкафа вылетели алые одеяния, нырнули за ширму. И буквально через несколько минут недовольный феникс вышел оттуда, одетый в свои алые одеяния. Сел за стол, достал из одного ящика ключик, вскрыл одну из шкатулок... Внутри засверкали рубины и золото. На время отложив шкатулку, обернулся, смерив хмурым взглядом Рикке и мило улыбнувшись Тетсу
- Проходи, присаживайся. Можешь с сундуки залезть..., - махнул рукой, порывом ветра распахивая один из них. Золото засияло в отблесках огня, - Я ведь говорил, что у меня полно украшений! - веселая улыбка. Быстро причесался, задумчиво посмотрел в зеркало. И принялся одевать украшения. Пара браслетов на руки, кольцо, кулон на цепочке, шпилька в волосы, чтобы в лицо не лезли... Огненные рубины, подчеркивающие огонь в сущности феникса, лишь шпилька в волосах сверкала зеленью изумруда.
- Тетсу, выбирай, что хочешь, - феникс весело подмигнул, - У меня любимые в шкатулках, а остальное... Ну не дракон я, сокровища собирать. Да и собирал я их, желая потом подарить друзьям... - пожал плечами, принялся разглядывать коготки и косясь на лак. Потом отмахнулся, вновь улыбаясь. Кстати, в этом костюме, с украшениями, он выглядел намного лучше, чем в прежнем. И намного более похожим на феникса, чем раньше. Потерялось где-то в огненно-красных складках ощущение возраста парня. Семь, семнадцать, семьсот? Не понять. Бессмертный, древний, вечный...
- Туда, - показал пальцем на залитое огнем, который не сгорает, пространство, - Лучше не лезть. Это мой огонь, на случай всяких водников, - злой взгляд на Рикки, - Может даже тебя, Тетсу, обжечь. Кстати! - хлопнул в ладоши, весело улыбнулся, вскочив со стула, - Давай пикник устроим? А? Я сейчас плед достану! Корзинка у нас есть, напитки... - оценивающий взгляд на дальний шкаф, - Тоже. Я сейчас! - зарылся с головой в один из шкафов, выуживая оттуда жизнерадостно-оранжевое одеяло, метнулся к другому, вытаскивая две чашки и бутылки с соками, - Ты соки любишь, Тетсу? Или чай сделать? Или еще что-нибудь? - обернулся, весело улыбаясь. Широкие рукава колыхнулись вслед за жестами, улыбка - весела и беззаботна... И явное игнорирование Рикки. Похоже, на него дулись.
- Ах, да, можно просьбу? - улыбнулся, прикрыв на мгновение мерцающие зеленью глаза, - В случае, если я опять упаду в обморок, разозлись до огня, ладно? Я быстренько приду в себя, сожгу заразу, из-за которого оказался в обмороке и потушу все остальное. Будь другом, ладно? - чуть умоляющий взгляд. Вновь обернулся к зеркалу, покрутился перед ним, поправляя волосы. Подхватил бутылки с соком и плед, весело улыбнулся Тетсу.
- Пойдем, злобный хищник? - весело подмигнул, - Покажем нашему... знакомого, как именно нам подрезают крылья, - мотнул головой в сторону долины. Обернулся к Рикки Микки и улыбнулся, мягко-мягко.
- Это, - обвел рукой комнату, - Всего лишь комната, где я могу поспать и привести свою несравненную, - с явной насмешкой над собой, - внешность в порядок. Или себя в порядок... - во взгляде мелькнуло легкое недовольство, - Но основное время, я, бедный одинокий феникс, - с надрывом произнес Кикаэ, чуть не плача от жалости к себе. Явно притворялся, - обитаю вон там. Сейчас, увы, это место разрушено грязевым оползнем, но благодаря Ди - я могу там бывать... - вновь нормальным голосом, улыбаясь и тайком стерев слезы. Улыбка была наехиднейшей.
- Кстати, туда же бы он привел человека, пожелавшего бы приобрести самую редкую и прекрасную птицу и понравившегося мне... - мягкая улыбка, нежная-нежная... - Только пока я испытываю к людям одно желание - скормить их кому-нибудь врагу... Вдруг тот отравится? - хлопнул в ладоши, мило-мило улыбаясь. - Тетсу, пошли устраивать пикник, пока этот Рикки-Тики-Тави с водной направленностью ловит челюсть по поводу подрезанных крыльев... - побежал к дверям, обнимая одеяло и бутылки и напевая под нос веселую песенку.
- Крылатые качели летят, летят, летят! - похоже, Какиэ твердо намеревался впасть в далекое детство и не вылезать оттуда лет сто... Ибо маленьким быть весело.
- Кстати, Тется, а с чем булочки? - облизнулся, коса поглядывая на корзинку, откуда доносился соблазнительный аромат. И плевать ему, что только недавно слопал целый торт, что в шкафе кроме напитков - залежи сладостей и фруктов. Огонь... Сколько в него не кидай, с радостью попросит добавки. Зеленые глаза светились обожанием к кулинарным талантам тотетсу... Облизнулся еще раз, отгоняя от себя мысли о сладком, толкнул ногой - обуви на нем не было - дверку в долину и вновь обернулся
- Пикник на природе - это здорово! Хи-хи - смеется, весело, задорно. Живой язык пламени, теплый, освещающий...
"Надо будет Ди попросить купить мне комплект нормальной одежды. А то в этой не побезобразничаешь... Даже ходить надо осторожно, чтобы не испачкать... Ой, точно, Ди!" - опомнился, замер, прислушиваясь к ветрам. А после - облегченно вздохнул. Оба знакомых ему Ди - Софу и обычный - были в полном порядке. Один где-то в магазинчике, с лисичкой, второй собирался после пациента (а с тем явно было что-то не так, потому что уходить он еще не думал) побывать в кондитерской. Кажется, туда завезли какие-то особенные пирожные... Взгляд мгновенно стал мечтательно-нежным...
- С Ди все в порядке, еще у пациента. Потом собирается в кондитерскую, - отчитался от Тетсу, ободряюще улыбаясь, - Думаю, его еще долго не будет. Так что не волнуйся, тотетсу, все в норме! - улыбка стала чуть ехидной, - Пока я в сознании и некоторые не распускают руки, - ожег злым взглядом Рикке, - я за ним буду следить. Все будет хорошо, что может случится с ками в городе, полном животных? Да еще когда магазинчик его не слишком далеко и за него беспокоится самое очаровательное и опасное создание, которое я когда-либо встречал? - комплимент явно в сторону тотетсу, потому что Рикки Микки вновь демонстративно игнорировали, - Так что не парься. Как только появится хотя бы тень опасности для ками - меня тут уже не будет... - задумчиво взвесил взглядом Тетсю, - Тебя тоже. Так что... - развел руками, чуть не выронив из них одеяло и бутылки, вновь прижал все это к себе и пошел наружу, напевая что-то про алых драконов и расставания.

+1

56

«Они похожи на детей. Мне интересна их реакция, они сами, но долго я не смогу подавлять раздражение. Во многих действиях и словах я слышу не то, что угрозы, предупреждения. Это нежелание подпустить к себе, на шаг ответ мне три шага назад. Я нетерпелив, знаю. Но только сейчас я стал различать то хорошее, что есть в этих действиях. На свое игнорирование могу ответить лишь улыбкой, потому что не знаю, как иначе.  Они напоминают мне детей, особенно этот…Кикаэ. Тем не менее, без причин я не хочу атаковать, как и мешать тоже не особо хочу. Может, мне стоит уйти?»
За спиной остались агрессивные фразы Тетсу, вылетевший феникс, столб огня, комната вся в золотых тонах и угроза умереть от крыльев феникса, а точнее от его огня.
- Ты не сожжешь меня, Кикаэ…так же как и я не залью весь огонь мира. Это просто нереально и в этом нет смысла. Я – карта воды, так же как и вы – имелся в виду и огненный тотетсу, если он полностью принадлежит огню – огня. По сути мы стоим почти что на одной ступеньке, но с разных сторон. Ну почти что… - посмотрев в глаза сначала одному, потом второму зверю, как бы мысленно пресекая размышления на счет того, какой же именно карте принадлежит Рикки. Будь то шестерка или туз, не будь хотя бы одной, вся колода потеряет смысл, и он это знал.
Он не стал задерживать Тетсу, не удерживал феникса, для себя же только шире открыл дверь. Любопытство – его верный друг. Как бы ни хотел ину зайти в комнату, не смог. Что-то внутри него не давало сделать шаг и перешагнуть некий барьер, зайти в комнату, где правили стихии воздуха и огня. С воздухом Микки вообще частенько вел тихую войну. Огонь был к нему холоден и любопытен.
Перед его глазами носился феникс, переодевшись, он выглядел лучше, правда обилие ярких цветов начинало давить на существо любящее спокойные и тусклые тона. Предложения, слова, взгляды…карусель слов вертелась в воздухе. Дух спокойно наблюдал за этой картиной.
Прошло еще немного времени, ину поймал на себе мягкую улыбку феникса, улыбку, от которой ему стало одновременно неприятно и любопытно. Кикаэ что-то говорил, улыбался, в улыбках то и дело проскальзывали нотки мягкости и нежности.
«Странная птица. Хотя сейчас он просто дурью мается, все равно…Он что-то говорит, про место своего обитания, про людей, которых хочет скормить врагу и тот отравиться. И как мне это понимать? – дух слегка наклонился, преодолевая некий барьер комнаты – ничего не понял…»
Удивление.  Было видно по глазам, что ину удивлен, даже очень. Он сделал пару шагов назад, присев на подоконник, дух задумался.

Отредактировано Rikki Mikki (2010-07-10 22:51:21)

0

57

Огни, отблески, колонны, шкатулки, сундуки… любопытное место.
Феникс, пришедший в себя, и пообещал в следующий раз сжечь Рикки Микки. А потом стал демонстративно игнорировать ину. Зато обратил свое внимание на Тетсу. И настроение у него скакало так, что можно было только удивляться. Потому что сам Тетсу так не умел переключаться от злости к энтузиазму и веселью. И в нем сейчас возмущенно билась проснувшаяся жажда крови. Но Тетсу пока что ее контролировал. И потому смог шагнуть вперед, миновать ину, даже не попытавшись его хотя бы царапнуть. Только предвкушающее сощурился, подумав, что если это существо не боится подставлять спину под удар, то значит, считает себя в безопасности. Возможно, так оно и есть. Но интересно, какова на вкус его кровь? Просто вода, или же обычная кровь с металлическим привкусом? А может, что-то иное? И какова же на вкус его плоть? Что же, рано или поздно, но столкновение будет. И тогда все станет понятно. И то, почему такая беспечность, и то, сильнее он или слабее, и то, кто захлебнется собственной кровью.
Да, Тетсу понимал, что силы его еще не те, что должны быть у взрослого тотетсу, но его это никогда не останавливало. Неравенство сил? Ну и что? Не одной силой можно победить. И кто сказал, что оно, неравенство это, вообще есть? Как-никак того, что может ину, Тетсу просто не знал, но уже хотел узнать.
А когда феникс распахнул порывом ветра один из своих сундуков, наполненных разнообразными ювелирными изделиями, у тотетсу просто захватило дух, и он позабыл обо всем. Невероятно красиво и притягательно, пусть и сваленные все вместе, что намного ухудшало восприятие. Их бы надобно содержать не так, а каждое в своем футляре, так, чтобы оный оттенял все грани, подчеркивал их красоту. Или же носить... Не должно же оно все так просто лежать. Взять… ну не мог Тетсу взять чужие украшения, просто не мог, хоть этот самый чужой, то бишь феникс, сам предложил выбирать. Даже странно, почему такое отношение конкретно к украшениям? Ведь многое другое, даже если и не было получено согласие, будет взято безо всяких сомнений. Стоит только захотеть. Так в чем причина?
Тетсу прислушался сам к себе. Задумчиво хмыкнул, представив, что драгоценности принадлежат не фениксу, а какому-то абстрактному человеку. И тут же понял, что у человека бы взял их. И даже не стал раздумывать. У ками – нет. Хотя, если тот сам выберет и преподнесет, то да. У зверя – нет. Чужое, меченное. Меченное духом. Вот оно что... А драгоценности потом плохо привыкают к новому хозяину. Их надо долго носить, не снимая, постоянно борясь с раздражением от того, что чувствуешь другого, да еще так близко, пока драгоценность не станет своей. Человек же не способен так поставить отпечаток себя.
Тем временем Кикаэ пояснил, что в его огонь лучше не лезть, потому что обожжет и тотетсу. Интересно, как ощущается ожог? Тетсу задумчиво посмотрел в указанную сторону и решил, что чуть позже все равно сунет туда палец, несмотря на предупреждение. А феникс тем временем возжелал пикник устроить, паясничал, отвлекая от любования изящными вещами. Ну, пикник так пикник…
- Сок, апельсиновый или абрикосовый желательно. Но если их нет, то любой другой сойдет, - отстранено отозвался демоненок, все же запустив руки в сундук. Там, в глубине, чувствовалось что-то очень интересное. Казалось, оно звало, но вроде бы не всех, обещало, что слышит его только сам Тетсу. Что же это? – Я не знаю, как так случилось, что я вспыхнул. Злился-то я до того очень долго. То злился, то остывал… А потом пламя… И кто знает что будет дальше, то ли от каждой злости гореть буду, то ли долго беситься перед этим. Так что не знаю. Там посмотрим. - «Когда над собой несколько экспериментов проведу. Вот только интересно, смогу ли я разозлиться без внешних раздражителей... Если нет, должна будет быть жертва, лишенная при том инстинкта самосохранения…» - А булочки со всем, что утром под руку попалось. Там и сладкие с разными начинками, от творога до корицы и разных фруктов, и с грибами, и капустой, и с мясом всяким, и с морепродуктами. Есть еще действительно ассорти. Но на вид не определишь. Если что, принюхивайся. Хотя сладкие, похоже, на самом верху оказались, - Тетсу ненадолго прекратил копание в сундуке, принюхался к поставленной у ног корзинке и кивнул. Действительно, большая часть пирожков сверху была сладкой. Но не вся.
Выслушав новости о Ди и проигнорировав комплимент, Тетсу все же дотянулся до того, что ему хотелось достать. И озадачился. Потому что стоило только этой вещи попасть в его руки, как стало понятно, что любой другой бы даже не заметил ее отличие от остальных. Насчет феникса – не известно, он же сам добавил это в свою коллекцию… Но тогда почему АРТЕФАКТ лежит с просто драгоценностями? Это даже не амулет, а именно что артефакт, потому что у него было не одно действие, а два. Да, его коснулось пламя, но оно само было пламенем. Нет, не так, оно, даже сжимаемое в ладонях, позволяло знать, что нужно делать, чтобы огонь внутри или вырвался, или же улегся обратно, став не пожаром, пожирающим все вокруг, а очагом. И давало способность это сотворить. Вот только все равно оно слабеньким было. Потому что оно не отличалось от своих соседей, и нуждалось, после применения, конечно же, в долгом отдыхе и накоплении сил. Непонятно пока, сколько ему понадобится для этого времени и откуда оно силу брать должно. Хотя это все можно будет определить, главное, чтобы хозяин не возражал против исследования.
Но что же это за вещь?
Тетсу вытащил руки из сундука, чувствуя, как весь подрагивает от нетерпения, и увидел, как по его ладоням потекло золото плотных звеньев, долженствующих ложиться на грудь на манер нагрудников у древних египтян. Но одни только звенья были лишь с предполагаемой спины, ниже они чередовались с драгоценными камнями. Звездчатые рубины, подобранные один к одному, и звезды внутри их казались совершенно одинаковыми, аквамарины необычного для них цвета, золотистого, при движении переходящего сначала в розово-красный, а потом и в глубокий сине-фиолетовый, и действительно огненные пиропы… Красиво, необычно, странный подбор камней, причем очень редко встречающихся... Но почему же именно на этой вещи нет отпечатка феникса? И почему она звала?
Тетсу развернулся к фениксу, краем глаза отследил передвижения ину в коридоре.
- Красиво-то как... Что это? Я могу его взять? Или оно по ошибке в сундук попало?
Не сдержался Тетсу... Он действительно захотел заполучить именно это ожерелье, так захотел, что смолчать просто не смог.

0

58

- Там и в других сундуках украшения есть... - задумчиво проговорил Кикаэ, - По хорошему, надо было их все по футлярам да по полочкам разложить, да только у меня столько места не найдется. Или носить, но они мне не слишком нравятся... Набрал слишком много, а ношу - только часть, - мотнул голову в сторону шкатулок на столе, - А остальное мне не подходит. Я даже не одевал большую часть... - тихо вздохнул, удерживая одеяло и бутылки. - Маленьким был, меры не знал. Они блестящие, вот и набрал, думая, что потом раздарю... А дарить оказалось некому... - парень явно погрустнел. Как-то не получалось у него ни с кем подружиться. От слова "совсем". Но, может, с тотетсу все-таки получится?
- Сок, апельсиновый или абрикосовый желательно. Но если их нет, то любой другой сойдет, - отстранено отозвался демоненок, все же запустив руки в сундук.
- Есть! - радостно улыбнулся феникс, трепетно удерживая емкости с жидкостями. Апельсиновый там был, так что можно было не беспокоиться. Насвистывая очередную песенку, Кикаэ побежал по траве в долину, чтобы там разложить одеяло, чашки и бутылки с соком. Довольный, устроился на оранжевом пледе и замахал руками, призывая тотетсу идти вместе с картинкой сюда же, на светлый воздух.
"Как вовремя я открыл сундук! Тетсу сразу же успокоился... Надо будет запомнить, что лучшее для него успокоительное после кухни - украшения в больших количествах"
Не выдержав долгое нахождение в одном месте, прибежал обратно в комнату, чтобы как раз услышать слова Тетсу. Улыбнулся, разглядывая ожерелье. Где-то в глубине памяти были даже воспоминания, как он притащил его вместе с остальными... Но так как такое он не носит - убрал в сундук.
- Бери, дарю. Красивое ожерелье, но во-первых - я такое не ношу, а во-вторых - тебе оно нужнее, - подмигнул, подхватывая корзинку.
- Пикник, пикник! - искренняя радость в голосе, ставшем более громким, чем обычно, жестах, порывистых, резких, энергичных. Впрочем... Он покосился на свою одежду, глубоко вздохнул и стал двигаться более размеренно и плавно. Но не пританцовывать от счастья он не мог. Алые волосы вновь растрепались, но в лицо, благодаря хитро вставленной шпильке, не лезли. И это было здорово.
- Пикник! - почти пропел феникс, кладя корзинку на одеяло и оборачиваясь к окнам. Из долины был виден большой, но одноэтажный домик с большими окнами. Развалившись на пледе, из-под ресниц наблюдал за остальными. И, разумеется, размышлял.
"Ину... Дух Дождя. Зараза! Ну кто просил его меня трогать, а? Судя по состоянию во время пробуждения - он же меня на руках и таскал... Ууу, гад, гад, гад! Так, Ки, тише. А то ты показываешь тотетсу плохой пример. Кстати о тотетсу... Вот это нюх!" - восторженная улыбка на лице парня, запустившего руку в корзинку и выудившего оттуда булочку со фруктами. Фрукты тоже надо есть время от времени... "Вытащить из залежи украшений артефакт о котором даже я забыл! За ненадобностью. Ну зачем мне контролер способностей? Я ими и так управлять могу... А Тетсе пригодится... Он еще маленький" - тихо хихикнул, понимая, что вряд ли когда-нибудь озвучит эти мысли тотетсу. Тот ведь разозлится... А злить его самоуверенному фениксу не хотелось. Это было ску-у-учно... Потому что когда тотетсу не злой, он такой милый.
- Когда ты не злишься, ты милый! - не преминул заявить Кикаэ, снизу вверх глядя на Тетсу, - Серьезно. Я не издеваюсь. Лохматый и милый... - улыбнулся, облизывая пальцы после булочки, - А я милый? Я хорошо выгляжу? А? - заглянул в глаза, мило улыбаясь. Ребенок в фениксе явно хотел комплиментов. Очень-очень хотел. Ибо иначе чего ему так умильно смотреть на тотетсу, дергая себя за красную прядку волос?
"Ну скажи, что я тоже милый! И симпатичный. И хороший. И приставучий. Скажи, скажи, скажи!!" - мысленно уговаривал тотетсу Кикаэ, строя милую мордашку и по-детски чистые невинные глаза, в которых горела одна просьба - чтобы его признали симпатичным.

0

59

Оно было небольшим и светло-рыжим, а на ощупь мягким. Почти незаметным, но в то же время самым ярким. Ину медленно шел по коридору, по взгляду было видно, что он увлечен. Небольшое перо легло в ладонь Рикки, он не помнил,  когда заметил его, не понимал, откуда оно взялось, но по какой-то причине решил его поймать. Ину улыбнулся какой-то мягкой и даже нежной улыбкой, ему всегда нравились перья, они мягкие, порезаться пером, наверное, невозможно, они хрупкие, но эта хрупкость иллюзорна. Достойно уважения. Как и разбитое стекло, оно тоже хрупкое, а мелкие осколки вроде бы и не причинят вреда, но стоит только наступить, как вся эта хрупкость утечет вместе с вашей кровью.
«- Когда ты вернешь свой долг, Рикки Микки?» – голос, казалось, прозвучал в голове духа, он был немного грубым, но сильным. За человеком с таким голосом хотелось идти, он был лидером и мог вести за собой. Ему хотелось подчиняться. Белые ушки дернулись, будто проверяя тот ли это голос, ину прекрасно знал, что за особа стоит за его спиной и, наверное, именно она была как нельзя лучшим примером иллюзорной хрупкости и беспомощности. В глубине души волка просыпался забитый пес, хвост норовил поджаться, а уши крепко прижались к голове.  Было сложно взять себя в руки и дело совсем не в том, что ину боялся данной девушки, вовсе нет, просто знала она Рикки уже не первую жизнь и говорила всегда правду. Это было что-то вроде наглядной совести духа, которая приходила из мира, где не правит время.
- А вот и ты, мое счастье…как же давно ты не приходила – прищурившись, подобно коту на солнце, Рикки улыбнулся широкой, но немного неестественной улыбкой. В моменты, когда приходила она, случались повороты судьбы, все могло бы быть иначе, но она сама хотела менять жизнь ину.
«-Когда ты вернешь свой долг?»- она обошла его и присела на подоконнике, внимательный взгляд скользнул по так называемой одежде Микки, легкая усмешка застыла в уголках губ – «теперь ты так ходишь, завернувшись в штору? Не самый лучший для тебя образ…было и получше»
- Я без понятия. Долг требует людей или нелюдей, их эмоции и мысли, это нелегко сделать так, чтобы тебе доверились. А в итоге обмануть и заполучить свою часть. Да и мне уже не интересно это…я слишком долго следовал подобной схеме, так что она мне надоела – Микки взглянул на девушку спокойным и даже холодным взглядом, он знал каждую клеточку в ней, тем не менее, каждый раз подчеркивал для себя что-то новое. Часто это новое неразрывно было связанно с чувствами самого Ри, если ему было хорошо, то девушка была очаровательна, если ему было грустно, то она брала с собой черный веер, когда на него нападала апатия, девушка старалась не смотреть на того, кто держал к неволе ее душу. А сейчас она была рыжей, что могло означать только одно – Рикки чем-то увлечен или кем-то, быть может, он нашел предмет для себя интересный и неразгаданный – ты как никто другой знаешь о моей нелюбви к одежде – еще одна улыбка. «Твоя неправильность меня и привлекает» Она была иллюзией, не больше, не меньше, лишь иллюзией, таких как многие другие и единственной в своем роде. Одна из самых продуманных, наглых  и умных, одна из самых нежных, ласковых и теплых. Не одну жизнь Рикки Микки совершенствовал именно эту девушку из сна, пока она не дошла до момента, когда сама могла приходить, когда ей вздумается, говорить и делать, что захочет. Это была очень высокая девушка, не ниже самого Ри, худая, обычно русая, сейчас рыжая, общалась обычно мыслями, но и говорить умела, почти все ее тело было усыпано веснушками, выражение лица чем-то напоминало кролика. Оно было небольшим, маленький нос и странной формы губы. Вобщем красивого было мало, тем не менее, она чем-то привлекала всех, кто ее видел, а видели ее все.
«- Мне все равно, мне надо чем-то питаться. А эмоции людей, что попали в иллюзию – лучшая еда, даже вкуснее боли от потерь и ссор. Верни свой долг – долг, о котором говорила девушка, накапливался с годами, становился все больше и больше, в итоге пришел к порогу дома Ри огромным комом. Чтобы иллюзия была полной, умной и красивой, ей надо питаться, а питались они всегда жертвами, что к ним попали. В последнее время жертв у духа было мало, иллюзия стала чахнуть. Не желая умирать раньше времени, данная особа заявилась без приглашения – и что ты тут делаешь?»
- Верну – чуть помедлив, буркнул Ри. Прислонившись к стенке, ину прикрыл глаза – я…я и сам не знаю, что я тут делаю. Те, за кем я шел, ушли куда-то в долину, а я не знаю стоит ли мне идти туда. Я думаю, для них я чужой, наверное, ты знаешь. Мы разные стихии, разные характеры, убеждения. Быть может, у нас нет ничего общего, тем не менее, они мне понравились. И хоть нужны мне по большей части для того, чтобы я не заснул от скуки, все равно. Меня всегда привлекало что-то новое – он улыбнулся.
«И правда чего это я так хожу? Есть же вещи гораздо лучше оборванной шторы, надо было подумать про это заранее. Хорошо, что я не испытываю смущения, хотя тут девушка – дух посмотрел на нее, вероятно, чтобы убедиться, что она еще тут – да, тут девушка…надо бы переодеться»
«- Ты для всех чужой, Рикки Микки. У тебя нет друзей, нет любви. Я иду с тобой по жизни уже не первый десяток и за каждую жизнь настоящих друзей у тебя всего два-три человека, про любовь я промолчу. Твоя настоящая любовь заканчивается и отдает место минутным слабостям. Ты очень часто теряешь близких людей, хотя какие они тебе близкие? Так прохожие, ты был для них близок…нередко в прямом смысле – она улыбнулась как-то глупо, она часто делала так, когда говорила правду – твое тело, как ты говорил, дышало отдельно от головы. В итоге твоим союзником стало рваное одиночество. Почему рваное? – спросила иллюзия, заметив застывший вопрос в глазах ину – твое одиночество заканчивается на пару недель или дней, когда ты находишь того, кто тебе доверяется. Но ты теряешь его, глупый ину. Чья эта комната? Сейчас ты, вероятно, соврешь мне что-то, как это бывает обычно, но я тут и раньше была, просто ты меня не видел. Этот парень с красными волосами тоже одинок, вы разные во всем, да, но похожи в этом. А этот рыжий…ты не видишь себя, когда злой, вы чем-то похожи в раздражительности. Это малость, но хоть что-то…- в ее взгляде промелькнула хитрость, застыла где-то  в районе губ и спустилась тихим вздохом на руку – давай сыграем? Если ты сможешь найти друга тут, то я забуду о долге, и тебе не придется хаотично выбирать жертву? Неплохое предложение, как мне кажется…»
- Может ты и права, в чем-то мы похожи. Но, если я сыграю с тобой, то это перечеркнет все твои прежние слова, а ты ведь этого не любишь. Если я и смогу найти себе друга, то не потому, что призом будет прощение долга, а потому, что я этого захочу и смогу. Наверное.
Он не стал дожидаться ответа, ушел. Зайдя в свою комнату, ину откопал старые светлые джинсы, количество дырок в них было далеко не дизайнерским решением, а пятна от травы и земли, которые не сошли после стирки, и несколько гладких камней в кармане. Зачем? Не понятно.  Одевшись поприличней и взял с собой тонкую деревянную дудочку, дух спустился вниз, к тому месту, где минут пять назад говорил со своей иллюзией. Девушки не было, что, несомненно, радовало парня, эта особа была любима им как никто другой, но давила на мозги каждым своим словом. Идеальным вариантом для ину было вообще не видеть ее, а лишь изредка получать письма по три строчки в каждом, где, конечно же,  будет упоминание о растущем долге. Ри улыбнулся. Перешагнув порог комнаты феникса, дух почувствовал себя неуютно и поспешил покинуть данное место. Тут было жарко и душно, хотя, быть может, это только у него такая реакция? Красивый огонь и странное желание дотронуться до него обливало мысли Ри кипятком. Было больно и приятно.
«Кажется, будто на меня иголки наставили, один шаг влево и весь буду истыкан…интересно, а что чувствовал этот феникс, когда я его таскал?»
Он остановился в опасной близости от огня Кикаэ, в голове крутилась только одна мысль «дотронься» и обычно ину следовал ей, но не сейчас. Тихая мелодия полилась, как только он вышел на улицу, солнечный свет принял нового гостя этой долины. Волосы и кожа Ри казались теплыми в этой огромной солнечной ванне.  Сам образ Рикки уже не напоминал духа дождя. Подойдя ближе к Тетсу и Кикаэ, парень прилег на траву, он не прекращал играть, но поглядывал в сторону этой парочки. Подойти ближе не решался, отойти просто не хотел. Оставался на расстоянии нескольких метров.

(знаю, что долго)

0

60

Получив разрешение взять артефакт, Тетсу задумчиво нахмурился. Собственное ожерелье пока снимать не хотелось, но и это выпускать из рук тоже не было желания. В общем, и так нехорошо, и этак плохо. А еще перед надеванием все же стоило бы разобраться, к чему приведет правильное надевание… кроме того, что и так чувствуется. «А ведь если есть правильное надевание, то возможно и неправильное. Причем подействовать артефакт тогда не сможет ни хорошо, ни плохо, даже если это в нем и закладено». Улыбнувшись, Тетсу расстегнул ожерелье и намотал его на руку, подобно гибкой ленте, зацепив замочки на обоих своих браслетах – запястном и плечевом – чтобы не свалился невовремя. Полюбовавшись на получившийся золото-драгоценнокаменный рукав и проверив, не мешает ли он движению, Тетсу отправился за фениксом, успевшим уже утащить корзинку с пирожками наружу, в кусочек его мира.
Воспевание фениксом пикника даже озадачивало. Но и что в этом такого, что он будет, спрашивается… Растянувшись прямо на траве, – а что, так удобнее даже, зато и расстояние сохранено, - Тетсу меланхолично выслушал очередное признание себя милым. А вот потом...
- Милый ты, милый тоже! Зараза приставучая… - беззлобно отозвался Тетсу, взяв свой сок и даже не посмотрев на феникса.
Есть не хотелось совершенно. Что-то делать тоже не хотелось, зато хотелось просто лечь и заснуть. Просто так. И если бы не заноза в памяти – отсутствие Ди в магазине, то так бы он и поступил, даже не смотря на то, что сейчас он на чужой территории. Но ведь тут ни он вызов за территорию не бросал, ни ему не бросят, а проснуться он бы успел в любое время, чуть бы только приблизился кто.
Что тут скажешь, вспышки ярости и огня, уборка и длительная готовка все же сказывались. Энергии потрачено многовато, и один из достаточно быстрых способов восстановления именно что сон.
Лениво потягивая сок, Тетсу повернулся на бок, и наконец поднял глаза на беспокойного феникса в алом наряде. «Что-то он мне вдруг драгоценности напоминать начал. Изумруды в россыпи рубинов, гранатов и огня...» Но эти мысли на лице не отразились, глаза, чуть прикрытые ресницами, продолжали фиксировать происходящее вокруг, но при этом Тетсу не отводил взгляда от хозяина покоев. И сонливости в тотетсу тоже не было заметно. Хотя, если обратить внимание на некоторую леность движений, то можно было бы понять, что она все равно есть. Вот только кто сказал, что это надолго?
Явление ину не было пропущено, хотя он сам известил об оном своей дудочкой. Тетсу немного передвинулся, чтобы одновременно наблюдать за обоими – и за Кикаэ, и за Рикки Микки, но все равно не стал подниматься. Его и так все устраивало – со своего места при необходимости он мог вскочить очень быстро. Да и до обоих было расстояние примерно с прыжок. Только руку потяни. Расстояние из разряда тех, что удобны для начала боя ли, разговора ли. Да и лужайка тоже – ровная, безо всяких кочек. Красота!!!
Тетсу блаженно прижмурился, не выпуская из поля зрения обоих присутствующих. Пока что его все устраивало.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC